ШКП.ру | Версия для печати | Адрес документа в интернете: http://www.shkp.ru/lib/publications/49 | Вернуться

Курс лекций по философии управления П.Г.Щедровицкого в Высшей Школе Экономики 2000 г.

Дата: 04:22 01.10.2002

Кассета №1

П. Г. Щедровицкий:

Меня зовут Петр Щедровицкий, я буду читать вам несколько лекций, сколько точно не знаю, но как минимум ближайшие четыре понедельника в одно и тоже время с семи часов ориентировочно до десяти. Общее название курса «Введение в вводную технологию организационно-управленческого мышления», курс будет разбит на ряд эскизов, каждый из которых имеет достаточное самостоятельное значение. И призван ввести либо некоторые понятия, прежде всего речь идет о так называемых категориальных понятиях, то есть понятиях, которые возникли в истории мышления и стремятся стать категориями или могут стать категориями. Или групп понятий связанных друг с другом и задающих в своей совокупности некоторую область. Из этого вытекает, что, прежде всего я буду стремиться оснастить этими средствами понимания вашу понимающую работу. Это значит, что я исхожу из того, что понимание является специфическим интеллектуальным процессом достаточно самостоятельным, что это понимание является работой, работой понимания. То есть, она продуктивна и продуктом понимания является смысл.. В этом плане я рассчитываю, что в результате нашей совместной работы. Значит, понимание является работой. Продуктом понимания является смысл. И как некая особая придельная форма существования смысла – осмысленность. В том числе и осмысленность действия, возможного действия. А поскольку вы ничего здесь и теперь, то есть в рамках лекционного курса делать не будете. Более того, мы даже, наверное, не будем решать ни каких задач, учебных задач, неких ситуаций, то вот этот процесс коммуникации и понимания будет основным рабочим процессом в нашем взаимодействии. В этом плане тот, кто понял и у него образовался смысл, может считать, что наше взаимодействие состоялось. То, кто по каким, то причинам не понял должен сразу об этом сказать в форме вопроса. При этом я прекрасно понимаю, что вопрос является очень развитой формой фиксацией не понимания. Поэтому если вы чувствуете, что не понимаете, но не можете сформулировать вопрос, то все равно старайтесь. Глупых вопросов не бывает, бывают глупые ответы.

Почему это важно, потому, что не понимание имеет такую тенденцию накапливаться. Поэтому, не поняв какой то момент вы на следующем шаге начнете попадать в ситуацию углубляющегося непонимания, разрыва процесса понимания. И потом, по всей видимости, наше взаимодействие просто разрушится, и вы перестанете понимать. Я сказал на предыдущем шаге, что каждый эскиз будет достаточно самостоятельным фрагментом. То есть их можно записывать на разных листочках. Вообще тасовать. Тасовать как некую колоду, колоду понятий, колоду пониманий. Порядок не произволен, то есть время от времени я буду останавливаться, и объяснять, почему я строю именно такой порядок, а не другой. Но достаточно пока исходить из следующего, что будет две основных группы эскизов. Первые мы условно назовем предметными, а вторые методологическими. Это означает, что в ходе своего изложения я буду затрагивать две группы понятий. Значит, для того, что бы чуть-чуть пояснить, чем эти группы, отличаются друг от друга и какую роль они могут играть в дальнейшем. В дальнейшей организации вашего понимания и может быть мышления. Надо вспомнить, что Эммануил Кант различал два типа категорий. Он говорил, что есть категории конститутивные, есть категории регулятивные. Значит если быть более точным, то надо говорить не о двух типах категорий. Имея в виду, ну как бы различия в материале этих категорий, а о двух функциях категорий в мышлении и деятельности. То есть о функции регулятивной и функции конститутивной. Понимая, что эти функции могут играться разными конкретными категориями. Одна и та же категория может быть и регулятивной и конститутивной. Значит не столько два типа категорий, сколько два типа функций. В чем эти функции. Конститутивные категории указывают на то, как устроен мир, а регулятивные категории отвечают на вопрос как нам мыслить или понимать этот мир. Но в духе самих понятий одни регулируют наше понимание, являются регуляторами, регулятивами, а вторые конституируют устройство противостоящего нам мира и в частности такие единицы этого мира как объекты. Значит, таким образом, в моем изложении будут два ряда категорий, или два ряда категориальных понятий, одни будут про управление, а так же про ряд более частных объектов мыслей включенных в это поле управляемости. Поле того, что есть управление и чем это управление управляет. Второй ряд категорий будет связан с тем, как я, мыслю управление и почему я мыслю так, а не иначе и как вообще можно мыслить про управление.

Соответственно вы можете обозначать первые, там не знаю, кружечками, а вторые звездочками параграфы, ну и понятия.

Начнем мы конечно же с группы понятий которые относятся к регулятивной плоскости или вообще то называется методологией. То есть начнем с понятия очень важного, может одного из самых важных, которые регулируют наше мышление, наше понимание.

Напоминаю, если чего ни будь вылетело, то свидетельствуйте об этом и спрашивайте.

Параграф №1 со звездочкой.

Это понятие ситуаций.

В смысле как мы мыслим.

Я буду многие из своих рассуждений вести в таком псевдоисторическом ключе. То есть я буду вам рассказывать про историю.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

А потому, что это же миф. На самом деле никакой истории нет, не было, и никогда, скорее всего, не будет. Мы придумываем, и история как некая рамка, есть форма придумывания. Вот такой особый способ, который человечество выдумало для того, что бы нечто придумывать. И особым образом объективировать, потому, что мы можем нечто придумать, но это будет фантазия или сон. А история это такое пространство, которое позволяет наши выдумки объективировать. Вот Геродот он когда собственно в отличии от логографов стал вводить идею истории, то он столкнулся с одной простой ситуацией. Ситуация выглядит так, он спрашивал у разных свидетелей как проходили греко-персидские войны и в частности как шли какие ни будь битвы. И выяснил следующею вещь, что одни свидетели говорили, что греков было тысяча, персов, три тысячи и победили греки, а вторые говорили, что греков было три тысячи, персов было две, а победили персы, при этом и тот и другой были участниками. И когда он обошел достаточно большое количество народу, то он понял, что не дождешься у них ответ на вопрос, что же было. Придумал метод, с помощью которого, как ему казалось, вложено, собственно ответ на вопрос, что же было на самом деле. Немцы бы написали через тире Что - Было – На – Самом – Деле, вот это ЧтоБылоНаСамомДеле, как одно слово, он решил вывести и с тех пор мы точно знаем, что любая наша история является конструктивной, является мифом и пишется для чего то. Но вот, например история о том как все таки выиграли греки у персов, писалась для того, что бы отделить варваров от эллинов и потом построить империю Александра Македонского, на этом мифе о том как все было на самом деле. Поэтому все, что я буду говорить, это псевдоисторическая реконструкция, то есть я буду как будто бы говорить про историю, но на самом деле каждый раз и в каждой точке строить миф, как предпосылку понятия.

Ответил?

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Понятия нет. Поэтому ругаются. Я думаю, ругаются в чисто социальном плане. Ругаются потому, что если будет признана другая версия истории, то возникнет другая академия наук. Пайки начнут распределять иначе, ну там сразу масса проблем возникает. Если вы, опять же посмотрите в прошлое, то вы увидите, что такие же дискуссии шли вокруг тех людей, которые начали изучать анатомию впервые, которые говорили, что тело имеет такое устройство, а не другое. Как известно, что того, кто первый сказал, что земля вращается вокруг солнца, его сожгли, поэтому Фоменко еще повезло.

Итак, все то, что я буду отвечать на вопросы, пишите вообще в отдельные колонки. Потому, что ответы на вопросы не являются тезисами, не являются суждениями, а являются ситуационными знаниями, знаниями подсказками. То есть я вам намекнул на некоторую линию, но я вам не буду ничего про нее говорить, для этого надо читать лекции по философии и методологии истории. Дальше у вас будет время и возможности, вы познакомитесь с соответствующими работами. Их довольно много, это вот такой коридор, вот мы с вами открыли дверь, посмотрели, там увидели огромный коридор, можете туда ходить, но лучше, если вы не будете делать этого прямо сейчас. Тогда вы будете потеряны для наших лекций. И так, основной пункт, что я буду сейчас обсуждать – первый параграф, параграф со звездочкой. То есть параграф методологический или регулятивный. И будет он посвящен понятию ситуации. Пользоваться я буду при этом приемом, который назвал псевдоисторическим.

Схема 1

Был такой человек Эоган Готлеф Фихте, говорят, что он один из классиков, так называемой немецкой классической философии. В период между 1802 и 1804 годом, он читал большой, развернутый курс лекций для немецкой общественности. Курс лекций назывался «Основные черты современной эпохи». В этом курсе лекций с моей точки зрения он впервые последовательно развернул особый метод размышления, построил некий мыслительный инструмент, который с моей точки зрения, в течении прошедших чуть менее двухсот лет, в общем, ну если хотите, кардинально изменил интеллектуальную культуру Европы. Если читать этот текст, вот так наивно, то выглядит он приблизительно следующим образом, Фихте рассуждает так, что вот есть некий объективно происходящий процесс, который имеет свою внутреннюю энергию и развертывается определенным образом. То есть можно выявить некие фазы, этапы развертывания этого процесса, которые происходят как бы объективно. Сам Фихте и немецкая общественность, которая собралась на эти лекции, погружена в определенный этап, в определенную фазу развертывания этого процесса. В этом смысле есть некая точка, в которой находится то сообщество, которое участвует в обсуждении этих лекций, эта точка находится не в начале и не в конце этого процесса, она находится, где-то посередине. И вот эта точка стояния или то место, относительно этого процесса, которого занимает данное сообщество, может иметь свои характеристики и может быть обозначена как определенная эпоха. Соответственно эта эпоха как фаза или этап развертывания этого процесса предъявляет ко всем сидящим в зале, ну и ко всем кто вообще хочет о чем-то думать и что-то делать определенные требования, если хотите определенные вызовы.

Еще раз подчеркиваю, как бы объективно, как бы независимо от тех, кто собственно это обсуждает и в этом процессе соприсутствует. И только тот кто собственно сумеет ответить на эти вызовы своим мышлением и своими действиями, он вообще современен, или своевременен. Он в этом смысле находится на острие, того, что происходит, а тот кто не понимает того, что происходит, не чувствует этого напряжения, данного этапа и включенности самого этапа в более широкий процесс, тот не современен и не своевременен, да и вообще болтается как цветочек в проруби.

Вопрос: Мы точку выделяем во времени или в состоянии системы.

П. Г. Щедровицкий.

А там понимаете, там со временем все будет не понятно, потому, что у этого процесса есть свое внутреннее время, своя внутренняя логика, ну то есть своя поступательность и следовательно свое время. Более того, вокруг этого, есть много всяких интересных рассуждений, но можно сказать так, что пока не прошел шаг, времени нет, сами часы, сама мерка, задана этим процессом, а не чем другим. Не сменой времен года, или не сменой суток, дня и ночи, а именно самим этим процессом. В нем заложена система отсчета и в нем заложены внутренние часы. Деятельностные часы, это часы которые сами задают способ оценки всего остального.

Из аудитории: Получается, эпоха задает время

П. Г. Щедровицкий.

Да, эпоха задает время. И смена эпох, она задает переход, ну там условно от дня к ночи или от одного времени года к другому.

Дальше возникает один очень интересный момент: дальше Фихте задает вопрос. Ну, хорошо, следует ли из этого, что если мы ничего не будем делать, то оно будет идти само собой? Что это значит? Что этот процесс объективен? Я все время говорил «Как бы объективен», то есть «Как бы разворачивается». Значит ли это, что этот процесс происходит без участия Человека с большой буквы? Человека, как представителя рода человеческого?

И Фихте отвечает: нет, это не так, все гораздо сложнее, поскольку этот процесс двигается вперед волей и энергией самоопределяющихся людей. В грубой форме, если представить себе на секундочку ситуацию или положение дел, точнее, при котором ни кто не самоопределяется и не действует, в логике этого процесса, то и процесса этого нет!

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Хороший вопрос. Это значит, что некто, ну если хотите, интуитивно, или разумно схватывает мир происходящего и действует, продвигая, соучаствуя в развертывании этого процесса. То есть, отвечает на те самые вызовы, даже иначе, грубее я бы сказал, принимая эти вызовы, как свои, как вызовы для него, а не вообще какие то там вызовы, а во-вторых, отвечая на них или пробуя на них ответить.

Давайте удерживать эту тонкую грань. С одной стороны этот процесс как бы объективен, и те вызовы, которые он из себя излучает, это вызовы как бы объективны. С другой стороны, если не будет человеческого самоопределения, если не будет принятия самого факта существования этого процесса и тех вызовов, которые из него следуют, то этот процесс и не будет идти. Часы остановятся, процесс то может и будет идти, но какой то этап займет вместо пятидесяти лет, пятьсот, или пять тысяч, что не играет роли если мы берем физическое время. Не произойдет перехода, будет такое безвременье.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Это будет известно лет через сто, или это будет известно только на следующем шаге.

Вопрос: Есть равенство между словами.

П. Г. Шедровицкий

Нет, равенство поставить нельзя, если бы было можно, я бы сказал одно слово, но и провести границу очень трудно, очень трудно ответить на вопрос: Это только попытка или это весомый вклад в развертывание? Там были классики, которые подошли в плотную и остановились перед. Была знаменитая в свое время такая формула про три источника и три составных части марксизма, а в числе них были классики утопического социализма, которые подошли в плотную и остановились перед. Граница между теми, кто подошел в плотную и остановился перед и теми, кто перешел и своим мышлением и своим действием перетащил этот процесс в следующую фазу, провести из этой точки очень трудно. Из точки самого самоопределения, но можно сказать и иначе, что если не пытаться, то ничего и не произойдет. То есть если не пытаться сделать этот вклад в развертывание процессов, то точно не чего не будет. В этом смысле попытка это необходимо, но недостаточно, что бы это произошло реально. Дальше возникает третий момент, не менее важный, чем два первых. А именно. Но тогда ведь складывается одна интересная вещь, а что это за видение процесса. Я все время говорил, как бы объективное, но ведь совершенно понятно, что это видение, эта модель, это представление о том, как идет процесс, вырабатывается самими людьми и чем больше оно выработано и репрезентировано в поле интеллектуальной культуры не может.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Так вот я про это вам и говорю. Почему я говорю как бы объективное, потому, что посмотрите какая любопытная вещь, Гегель писал так, он писал, объективная реальность, конечно же, есть, но она дана нам через восприятие ощущения, а, следовательно, субъективна. Я начал с того, что этот процесс есть, он есть, как бы объективно, и в этом смысле, как бы независимо от воли и мышления людей. Но с другой стороны, мы прекрасно с вами понимаем, что любое представление этого процесса, есть полагание осуществляющееся в мышлении и деятельности. В этом смысле это всегда гипотеза о том, как устроен этот процесс на самом деле, и вот теперь я говорю самую важную вещь и это не просто гипотеза, которая претендует на описание того, что есть, но это еще и проект.

Проект это камень который бросался вперед путешественником, когда он не знал, что там дальше. Шел в тумане в горах и бросал вперед камень. Специальный камень, по звуку он определял, что там впереди, это был своего рода проект. Это скорее указание на то, что мы хотим и что должно быть. Это есть некий образ будущего. Тогда возникает самая интересная вещь, итак процесс то существует и существует как бы объективно, но он не может разворачиваться вне и помимо воли, инерции людей, вне самоопределения, когда я признаю существование этого процесса и принимаю его вызовы, как требование к своему собственному самоопределению, но при этом полагаю, этот процесс скорее как проект, чем описываю реальное положение дел и таким образом получается, что речь идет о своеобразном двойном полагании. В одном шаге мы полагаем внешнее, мы полагаем процесс, мы полагаем объективность, мы полагаем вызовы, мы полагаем эпоху, а в другом мы полагаем самих себя. Самих себя, но не вообще и в принципе, а таких самих себя, которые либо отвечают, либо могут ответить на эти вызовы, либо соразмерны, либо не соразмерны этому процессу, либо обладают, либо не обладают соответствующими характеристиками, для того, что бы соучаствовать в этом процессе.


Схема №2

Двойное полагание, я нарисовал человечка у него рядом угловой такой квадратик и две стрелочки, одна к пунктирной границе ситуации или эпохи или процесса, а другая к пунктирной границе человечка, другого человечка, который опять же либо соразмерен, либо не соразмерен, сомасштабен либо не сомасштабен этой границы и этим требованиям. Двойное полагание.

Что я, Фихте утверждаю, я утверждаю, что есть объективный процесс. И Фихте говорит: Какой? – развития разума и в этом процессе есть несколько эпох. После этого он делает, ну такую наивную очень гипотезу, он говорит, что это самое развитие разума оно подобно как человек развивается, у него есть детство, есть отрочество, есть юность, есть зрелость и есть старость.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Обязательно, вообще любой процесс имеет некоторый конец, потом он говорит, а мы на каком этапе сейчас находимся, и он отвечает, что мы сейчас в 1802 году находимся на этапе выхода из детства в отроческое состояние.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Когда вы говорите слово признак, вы предполагаете, что есть объект, потому, что признаки есть только у объектов логически, а по поводу проекта это вопрос бессмысленный, потому, что в принципе я могу вам ответить правильно, не по каким. Поскольку он описывает не то, что где то там есть и должно быть исследовано.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Еще раз. Три уровня. Первое я кладу ситуацию как бы объективно, я кладу себя, который должен быть соразмерен этой ситуации. А после этого я вспоминаю, что ведь это я положил ситуацию, то есть я вспоминаю, что субъектом полагания являюсь я сам, а следовательно это не объект, а проект и на вопрос: почему так?, я отвечаю, не потому, что я взял микроскоп и долго разглядывал как там бактерии друг с другом бегают, так бы отвечал натуралист, а я отвечаю, потому, что так должно жить. И обратите внимание, что вторым шагом я начал это проходить эту линию, я сказал, что он же не просто так начал говорить, что вот такая ситуация, он говорит, ЕСТЬ РАЗВИТИЕ РАЗУМА и это осевой процесс истории человечества, второе, есть шаги, этапы развертывание этого процесса. Было детство. Что характеризует период детства, спрашивает Фихте. Преклонение перед авторитетами. Взрослый сказал, там, надо так делать. Ребенок не задумывается, почему так надо делать, он подчиняется и точно так же, мы человечество, подчинялись разным авторитетам, богу, власти. Теперь, детство закончилось, мы начинаем входить в эпоху отрочества. Что характеризует эту эпоху, просыпание разума. Чем отличается отрок от ребенка, он впервые себе начинает задавать вопрос, почему. Начинает сравнивать, начинает сопоставлять, более того начинает отказываться, ища какие то основания для этого отказа. Мы входим, говорит он, в эту эпоху, разум просыпается, мы уже гораздо в меньшей степени склонны доверять разным авторитетам, а склонны сами искать ответ на вопрос почему и как надо жить. Наивная модель, наивная потому, что нельзя рассматривать историю человечества по аналогии с историей ребенка, но это не играет ни какой роли. Фихте думал так, как думали окружающие его люди, не больше не меньше, важно другое, что он впервые вводит совершенно иную модель размышления в целом.

И теперь, вот от этого человечка требуется совершенно другое, нежели раньше. Раньше требовалось подчинение, беспрекословие, дисциплина, а теперь требуется критика, отсюда весь Имануил Кант, отсюда требуется разум, отсюда весь Гегель, ну и так далее. Требуются другие способности и другие характеристики.

Внутрь провалилось. Вот он теперь нарисует картинку, как оно на самом деле и что требуется от этого человека. Вы спросите почему? Он скажет, ну как почему, потому, что сменилась эпоха, другие задачи, другие вызовы. И для наивного сознания, вот здесь все заканчивается. Ну, кто-то скажет, нет, другие характеристики у эпохи, оно другого требует, но вы уже находитесь внутри этой логики, вы уже начали с описания как на самом деле там объективно все происходит и делаете выводы по отношению к тому, что это требует от нас. Вы уже провалились внутрь этого подхода, этого способа мыслить. Вы открываете любую работу, сегодня, да и читаете, что сейчас наступает постиндустриальное общество, и оно требует. Чего оно там требует? Никакой разницы чего оно там требует. Потому, что это та же самая модель рассуждение, которая впервые в философии была построена двести лет назад, и теперь двести лет мы живем в рамках этой модели мыслить, не меняя содержания, но конечно нам сегодня кажется, что история человечества идет иначе. Вы знаете, если бы Фихте жил сейчас, он бы то же думал иначе. Слава богу у него не было компьютера, поэтому приходилось думать, но самая большая проблема заключается в другом, что вот же еще один субъект, который собственно положил это все в одном акте, он положил ситуацию, эпоху, историю, объективность и положил человека, с одной стороны как принадлежащего этой эпохе, включенного в нее, а с другой противопоставленного за счет возможности самоопределяться. Спустя шестьдесят или семьдесят лет Маркс написал очень любопытную формулу, он написал так: «Свобода есть осознанная необходимость быть свободным», свобода вот этого человечка, есть осознанная необходимость вот этого человечка быть свободным, а сам акт самоопределения в себя включает три инстанции, он включает в себя того, кто самоопределяется, того, ту марионетку, с помощью которой он самоопределяется, как бы вставляя, погружая ее внутрь ситуации и вызова, потому, что если нет вызова, то не к чему самоопределяться.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Как вот этот процесс называется? Мышление - квадратик.

Все это в целом в дальнейшем получило название понятие ситуации.

Вопрос: В. Осипов: У кого оно получило?…..

П. Г. Шедровицкий

Трудно сказать у кого, скорее всего одним из первых людей который вышел в еще одну позицию рефлексивную, вот здесь. И собственно рассмотрел все это как способ мыслить и понимать, были два человека почти одновременно, это с одной стороны Курт Левин, а с другой стороны Петерим Сорокин. Один как вы знаете, немецкий психолог и философ, второй русский, ну а точнее коми, комяк – социолог и философ, при том на одном и том же материале, что самое интересное, поскольку Петерим Сорокин писал у Максима Ковалевского толи курсовую, толи дипломную, я уже не помню, работу по теме подвиг и награда, исследовал поведение офицеров и солдат во время первой мировой войны, а Курт Левин, пойдя на фронт, описывал поведение солдат в окопе и собственно тоже на этом материале вводил понятие ситуации, которая потом благополучно, скоро уже сто лет, существует  в социальных гуманитарных науках, уже в качестве понятия.

Следующая сторона В:

П. Г. Шедровицкий

Себя в этой ситуации, ну или кого-то в этой ситуации, на растяжке, предполагающей, что это не просто погруженность внутрь, не просто страдательная…… в этой ситуации, но и активное действие, то есть самоопределение. Вторым понятием, которое в другом полюсе строилось, это понятие самоопределения, но о нем мы будем говорить еще дальше.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

То, что внес двадцатый век, хотя, наверное, началось это с этики, это то, что вот это двойное полагание всегда есть усилие, которое мы производим каждый раз. То есть когда вы утром просыпаетесь, то первое что вы должны…. Помните этот анекдот, когда человек утром встает, заходит в ванную, останавливается перед зеркалом.

Пауза.

В этот момент крик из комнаты. Вася!

О! Вася!

Да вы встаете утром и первое, что вам приходится делать, это приходится вспоминать. Кто вы? Как вас зовут? И где вы находитесь? Каково то пространство, и какова та система вызовов, на которую вам придется отвечать. Понятие ситуации – оно отрицает непрерывность этого процесса и подчеркивает, что каждый раз это делается заново. То есть нельзя самоопределиться, можно каждый раз самоопределяться. Вспоминать, как тебя зовут и это усилие, а не некая данность. Двадцатый век привнес понимание того, что никаких гарантий один раз осуществленное самоопределение не дает. Я думаю это во многом связано с социальными изменениями. Фихте мог позволить себе, общаясь с продвинутой интеллектуальной публикой, и все время, ссылаясь на опыт Французской буржуазной революции, считать, что он с ними разговаривает в масштабе нескольких десятков лет. И сказав один раз, что мы живет в эту эпоху отрочества разума, тем самым, определив их какое-то отношение к происходящим процессам, ну и себя тоже. Хотя, честно говоря, по своему собственному опыту я могу вам сказать, что да ты регулярно вынужден вспоминать. Будучи погруженным в какую-то конкретную задачу, проект, в какой то момент вдруг выясняется, что ты забыл кто ты, зачем ты все это делаешь, куда ты идешь, в чем смысл.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Что такое часы, часы есть форма измерения времени с помощью пространства.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

А какой другой способ измерения вы знаете?

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Хочу спать, не хочу спать, ну да. В этом смысле увидел кровать и понял что ночь.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Я пока фиксирую, что это две очень связанные друг с другом мета категории, мы их сейчас не обсуждаем. Пока достаточно того, что я ответил коллеге. Что внутри этого процесса заложены свои часы. В этом смысле можно сказать так, что детство человечества, сон разума, это один час, один год, или один день. Не важно, сколько физических дней, лет и тысячелетий он занял. В тот момент, когда Человек, с большой буквы, вдруг задал себе вопрос. А можно ли жить иначе? Не является ли его собственное мышление не меньшим авторитетом, чем некий внешний авторитет. И не начал тренировать свое мышление, наступил новый час, солнце взошло. Время заложено в самом этом процессе, и можно считать каждый квант этого процесса, не зависимо от того, сколько физического времени он занял, одним тактом.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Процессы вообще ходят пучками.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Поэтому я и сказал про самоопределение, потому, что если бы я рисовал бы самоопределение, то был бы вынужден на ваш вопрос. Один процесс является механизмом развертывания другого.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Мы пока туда не ходим. Мы завесили как вопрос для дальнейшей проработки. В этом смысле можно было сказать, что вот этот процесс который здесь положен, это не что иное, как постоянно происходящее массовое самоопределение людей определенным образом или особым образом. Каким? В рамках этого проекта. Ведь у слова проект есть еще очень интересный антропологический смысл, очень интересный интеллектуальный смысл с далеко идущими антропологическими последствиями. Что мы вынуждены предполагать в рамках проекта. Что-то чего еще нет, более реально, чем-то, что есть. То, к чему мы стремимся, и чего еще нет, еще не состоялось, а только замышлено для нас более реально, чем-то, что есть. Чем то, от чего мы отказываемся ради другого.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Да потому, что это белее связано не с мышлением, а с созерцанием, но в принципе да, благодаря этой способности идеализации, благодаря способности идеации, для нас то, что не существует физически, не материализовано или осуществлено, более реально потому, что мы к этому стремимся. Более реально в смысле более значимо. Можно сказать, что вот этот так называемый объективный процесс есть не что иное, как совокупность самоопределений. Объективация происходит через процедуры исследования, критики, какие то другие интеллектуальные приемы, а через действие. Мы так живем и своими собственными действиями доказываем, что все так оно и есть. И чем больше людей живет так, а не иначе, тем более реальным становится этот процесс. Это одна из сторон слова проект.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Я ведь вам могу ответить иначе. Народонаселение растет. Каждую минуту рождается двадцать тысяч человек. Вот мы с вами проговорили час…. Иначе, иначе не хватает места в этом мире, поскольку все места в этом мире уже заняты, а по этому уже одно это приводит к тому, что, то, что есть, будет всегда отторгаться в пользу чего-то другого. Причем ни кто никогда не гарантирует, что-то, что будет, будет лучше. Поэтому дело не в лучше - хуже, а в более фундаментальных механизмах.

Я никогда не забуду, когда я вел компанию против Лебедя за Зубова, мы проводили там соответствующие исследования, в этом исследование интервьюер разговаривает с людьми, а там пропорция была следующая: сорок человек были довольны пятью, шестью годами, которые собственно связаны с деятельностью Валерия Михайловича Зубова, а шестьдесят процентов были не довольны. Сорок процентов считали, что они что-то получили, а шестьдесят процентов нет. Приблизительно из этого мы и исходили, когда предсказывали результаты выборов. Лебедь получил 58%, а Зубов 38%. Когда интервьюеры говорили с людьми на вопрос Вы что думаете, что когда придет Лебедь будет лучше, им говорили, нет, мы не настолько наивны, что бы думать, что будет лучше.

Зачем же вы тогда хотите за него голосовать?

Потому, что в этой системе у нас уже нет шансов, а в той может быть есть.

Дальше начинаются такие механизмы массовой динамики, которые, по всей видимости, составляют основу для воспроизводства самого этого процесса.

Кассета №2

П. Г. Щедровицкий:

Которая может позволить разуму выйти за пределы авторитета. Теперь Фихте поговорил по поводу развития, развития разума, щелкните сюда мышкой, выйдет весь Гегель, с его обсуждением диалектики, спирали, того как оно там все происходит, феноменологии духа и т.д. Вы можете всю историю философии девятнадцатого века, просто разложив по этой схеме, показать, как по крупицам готовилась, потом была собрана схема, а потом реализована и рассматривалась в таких элементах еще 100 – 150 лет.

Вопросы:…… сначала накапливалась масса …

П. Г. Щедровицкий: да, верно. Но это вы про что говорите? Про предмет или объект? Вы говорите о развитии, как объект, или вы говорите про схему. Если вы говорите с точки зрения схемы, то да, вы правильно говорите. Но если вы говорите про развитие как схему мышления, то развитие неоднородно и неопределенно.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: есть длинный период зрелости. Сама по себе метафора наивна и интересна, и связанна с ходом и дидактикой метафорического управления в процессе непонимания. Придумал такой PR – ход: начинаю говорить о ходе человечества, для публики вещи не представимые. Он для протезирования понимания был образ понятный, у всех есть дети. Тем самым он объяснил непонятное через понятное, он объяснил то, у чего нет денотата, через то у чего есть денотат. Есть ребенок, он растет, можно пощупать.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: обратите внимание только одного этого достаточно. Дело в том, что надо одну вещь четко для себя понимать: мышление, которое организовано категориями и категориальными понятиями, оно избыточно по отношению к действию. В этом смысле, кто-нибудь из философов говорил, что есть 4 категории, 3 или 10 категорий, то это означало, что в этих категориях можно описать весь мир, в этой позиции можно сказать, что вот это категориальная ситуация, а вот это схема мышления, под которую непонятно то ли выстроилась категория, то ли нет. И вообще этой категории для мышления достаточно.

Вопросы В. Осипов: Одни категории умирают и родятся другие……

П. Г. Щедровицкий: Не выпендривайтесь, другие быстро не родятся. Критика относительно схемы возможно, если вы видите схему. Вы можете считывать логику движения и понимать, почему делается так, а не иначе. Я заложил целый ряд оснований для дальнейшего разговора, потому что когда я буду говорить про управление, я буду говорить об этом во многом в проектной рамке. Для меня управление – проект двадцатого века.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: если вы хотите занимать в этом проекте ведущие места, то надо помнить, что это проект. Будучи в вашем возрасте, я спросил у отца: «Зачем нужно мышление?», то он мне ответил, что мышление нужно власть предержащим и революционерам. Власть предержащим, для того чтобы ее удерживать, а революционерам, чтобы захватывать. Всем остальным мышление не нужно. И вообще – то это максима скорее философская, относится к периоду прошлому, когда мышление было философским.

Вопросы: Зачем?……

П. Г. Щедровицкий: дело в том, что этот способ задавания вопроса… Из этого вытекает вся системная логика, весь системный подход, все функциональные определения.

Параграф №2.

Я исхожу из того, что в двадцатом веке сформировалась новая профессия. И эта профессия получила название управление и ряд дополнительных названий, характеризующий отдельные социальные проявления некой профессиональной деятельности. Такие имена как организация, администрирование, руководство, менеджерская деятельность и так далее. Когда я говорю о том, что сформировалась некая профессиональная деятельность, я при этом имею в виду несколько сопряженных друг с другом процессов, которые ее оформили как профессиональную деятельность. Первый, из этих процессов заключается в том, что определенная социальная и культурная функция или совокупность функций, как постоянно воспроизводящая общественная потребность, во – вторых, стало понятно, что осуществление этой функции требует специальной подготовки, эта подготовка является достаточно длительной, она не может возникнуть спонтанно; третий момент, что выполнение этой функции оказалось погруженной в некую систему нормативного описания и нормативной организации, возникла совокупность норм, которая регулировала как саму эту деятельность, так и продукты этой деятельности. такой грубый перечень их трех основных моментов. Воспроизводимая потребность этой функции или набора функций, необходимость подготовки и обучения.

…….Другими или просто будет вытеснены из сферы, которую занимает профессиональная организация мышления. Тема профессионализма и профессии сложная, я дам лишь несколько комментариев. Первый заключается в том, что, по всей видимости, само понятие профессии ввели иезуиты, когда они стали обсуждать каким образом может существовать в обществе некое эзотерическое знание иначе. Как может воспроизводиться и существовать знание, будучи перенесенным из эзотерической сферы в публичную. Для иезуитов было очень важно, что в одной стороны они носители изотерического знания, члены ордена, а с другой стороны были делегаты этого знания в разных социальных системах, которые находили строили социальные формы существования и реализации этого знания. Поэтому в ордене был статус кадьютера, то есть человека, которые находился внутри ордена и отвечал за его изотерическую форму, а были профессионалы, которые работали во вне. Ключевые профессии, которыми занимались тогда иезуиты, были дипломатические и довольно активная программа, связанная с миссионерством. Где-то между XVII и XVIII сложился контур профессий, которые задавали каркасную структуру нового европейского общества. Многие из них брали свои источники в древности, то есть они не являлись новыми. Получили такую конкретную социальную форму своего существования – это военные, архитекторы, врача, учителя, государственного чиновника. Основные. При этом нужно понимать, что последние 200 лет происходящие в мире политические, хозяйственные и социальные изменения привели к тому, что многие профессиональные деятельности стали размытыми и деформированными. В силу как минимум 3 причин. Первая группа причин была связана с тем, что произошла внутренняя дифференциация этих деятельностей и по мере дифференциации и значит и по мере специализации потерялись центры ответственности. Этот процесс внутреннего дробления специализация в одновременной потерей центра ответственности. Это очень интересный тренд, который проявил себя за последние 200 лет. Второй процесс, связанный с демократизацией знаний. Опять же, когда – то для того, чтобы иметь нужную профессию надо было много учиться, знание было достаточно сложным, чтобы его было сложно освоить. Допуск в профессиональный цех был связан с прохождением этапов и приобретением неких способностей, то сегодня в связи с расширением каналов его распространением в общем вопрос профессий поставлен под вопрос, в связи в эзотеричностью знаний, некоторые из них еще предполагают большие сроки обучения, но при этом мы видим как вырастает огромный комплекс процессов самолечения и разного рода других компенсаторных систем, которые размывают границы. И, наконец, третий процесс, которые тоже надо понимать заключается в том, что вопросы сегодня решаются не внутри профессий, а на границе между ними. Возникает феномен «межпрофессионализма», «надпрофессионализма», «транспрофессионализма» и т.д. более того, можно сказать, что энергия развития уходит сегодня из внутренних областей и перемещается на приграничные стыки. Именно тот, кто умеет переносить знания из одной области в другую и посредничать между разными профессиональными обществами и цехами, то тот создает самую интересную продукцию. Но на фоне всего этого, то есть кризиса традиционных профессиональных областей, на мой взгляд, в голове складывается новая профессиональная область, которая достаточно быстро обозначает все три стадии своего исторического существования. То есть первая стадия, когда изотерическое знание несущееся продвинутыми людьми становится социально востребованным и основанием для появления того, что раньше называлось свободными профессиями и профессионалами. Затем период массовизации этой деятельности, обрастание ее вспомогательных институтов, от профессиональной аттестации до рекрутирования кадров и социализации норм этой деятельности. И затем третья стадия, когда поверх всех этих областей возникает феномен транспрофессионализма. За XX век мы в общем и целом просмотрели эти стадии, то есть мы в начале века, в конце прошлого, стакнулись с появлением особого класса профессионалов – управленцев, которые начали в первые перемещаться между областями деятельности, зарабатывать себе на жизнь тем, что они реализовывали подготовку, свой опыт в разных областях, затем период бурного роста и массовизации управленческой деятельности, и вот теперь сейчас на рубеже XXI века появление ростков траспрофессионализма. Уже внутри самой управленческой деятельности возникают такие точки роста, которые связаны с работой разных специальностей внутри самого управления. Я думаю, еще лет 30 – 40 этот процесс будет бурно идти и, собственно, эта область будет оставаться социально – значимой, социально востребованной.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: дело в том, что всегда можно выделить некую зону изотерических знаний. Есть 2 понимания эзотеризма. Дело в том, что Олег Генисарецкий вводил в свое время такую схему, типологическую таблицу. Знание о знании –это наука, незнание и знание – эзотеризм, знание о незнание – это философия, незнание и незнание – бытовое сознание. Есть каналы и способы артикуляции знаний. Например, педагогика. Почему они не знали, что они знают, потому что они не выделяли форму своих знаний, оно транслировалось иначе, например, через ритуал.

 
Схема №3

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Эзотеричность предполагает обрубание ряда рефлексии. В частности, объективацию. Можно ведь, что сказать, что эзотеричность построена на субъективации, а не объективации.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: думаю, что да. Тут отдельный вопрос о тех знаниях, которые обеспечивают эту схему, не нарисованную на доске, а реализующуюся.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: в качестве гипотезы, я скажу, что управление есть практика философии. Можно сказать, кто такой хороший управленец. Это тот, кто может строить действие в проблемной ситуации. Зная, что ситуация не имеет решение, построить действие.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: мы уже приходим с понимаем того, что ситуация проблемна, то есть не имеет решения.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: это очень сложная тема, потому что приходится сразу входить в обсуждение разных машин и идеологий воспроизводства. Европейская культура придумала педагогику, как машину развития знаний. Каждый раз проделав некий шаг опыта, я вынужден рефлектировать в ситуации необходимости передачи. При этом есть такая гипотеза, которая заключается в следующем: во – первых, мой опыт ценен, что неочевидно, втрое, что я могу его перевести в форму знания, что неочевидно, третье, что я его могу в форме знаний передать другим, что неочевидно. Но даже если мы понимаем, что все эти гипотезы, как минимум, осторожного отношения, а как максимум, являются ложными, мы с вами помним, что это проект. Поэтому можно сказать так, что прежде всего европейская культура и цивилизация придумала проект педагогики. Не как проект, который действует в масштабе одного поколения, а как проект, которые действует в масштабе многих поколений, и, именно, за счет очень далекого горизонта реализации он работает. Мы можем сказать, что в массе люди стали более грамотны, чем они были 2 тысячи лет назад. Этот проект реализуется и дает плоды. Альтернативная ситуация заключается в том, что передается не знание, а образ жизни, передается непосредственно от учителя к ученику не в массовых масштабах, человек переоткрывает то знание, которое было. Он не накапливает, не наращивает, он вспоминает. Это другой подход, другая философия.

Параграф №3 Категории порядок и упорядочивание

Параграф мой заключается в том, что я не буду вам никаких знаний передавать, но это требует обсуждения того, что есть знание. Второй параграф заключался в том, что я утверждал, что управление можно рассматривать как новую профессию, управление формируется как профессия в течении ста лет на фоне размывания традиционных профессий, в каком – то смысле замещения их, вытеснения. И при этом за 100 лет проходит 3 стадии развития профессионализма, которые мы в истории может наблюдать и на других профессиях. Когда есть уникальный опыт продвинутых лиц существующий как профессионалы, стадию массовизации и, наконец, стадию транспрофессионализации. В нашей стране этот процесс профессионализации был заторможен, то у нас в стране этот процесс происходит не просто за 100 лет, и за последние 20 –25 лет.

Конец стороны А

Мы одновременно формирует имидж этой профессии и возникают эти свободные профессионалы, то есть у нас впервые складывается профессиональное управление, и, впервые, мне задают вопрос: «собственником или управленцем?». Одновременно, мы проходим этап, когда этот управленческий Макдональдц бурно разворачиваться, где требуются линейные менеджеры. Им требуется обладать 3 навыками: зная больше одного языка, умеют работать с информационными технологиями, обладать возможностью проведения управленческого и бухгалтерского аудита, при этом, одновременно начинают складываться транспрофессиональные типы работ. И это довольно драматично и интересно, потому что, что касается меня, то я, собственно, нахожусь на рынке управленческого консультирования практически 20 лет, и с этой точки зрения вся эта история прошла у меня на глазах.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: управление – это новая профессия. Есть сущностные, есть специфические характеристики. Есть специфическая характеристика, которая заключается в том, что, например, у этого конкретного ромба диагональ равна столько, а другого она будет равняться столько. Есть сущностные характеристики, которые говорят, что диагонали рома взаимно перпендикулярны. Тезис о том, что управление надо мыслить как профессию, раз; о том, что профессия, как особая единица социокультуры проходит стадии развития, имеют такие – то сущностные характеристики позволяют говорить про управление.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: процессы, которые происходят в этой области надо мыслить как профессию. Очень многое. Все проектно. Даже то, что вы слушаете и задаете мне вопрос, все проектно. Потому что вы себя будущего предполагаете как участника процесса понимания, и спрашивается, зачем мне это.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: управление, как функция существовало. Обратите внимание, там есть одна хитрость, заключается в том, что история есть миф. Четко надо различать две действительности: это действительность развития, происхождения, и описывать их в разных логиках. Поэтому уйти от вопроса происхождения вам не нужно. Чего вам даст тот опыт, который был в другой ситуации? Может так оказаться, что мы признаем этот момент информационно, то мы должны сказать, что условно на рубеже 20 века произошел информационный слом, нам нужен только тот опыт мышления, который соответствует этому слому. Все, что было до этого это не опыт, мы его не применим, мы в другой ситуации. Опыт двадцатого века нам уже и не поможет, так как происходит новый информационный слом, поэтому нам потребуется новый информационный опыт. Давайте поймем одну вещь, что категория опыта не предполагает парадигмальных эпох. Категория опыта не предполагает слома парадигмы, потому что если мы признаем слом парадигмы, то признаем, что тот опыт не работает. Сама категория опыта происходит из непрерывности процесса.

 Второй день

Если выдвигать самый главный тезис, который я пытался передать вам в прошлый раз, то логика состоит в идеи проектности. Те представления об устройстве мира, которые мы вырабатываем, те представления об устройстве мира в разные эпохи вырабатывало человечество тесно связано с теми практиками, которые человечество осуществляло или предполагало осуществлять. Те представления, которые строит конкретный человек или сплоченная группа, тесно связана с тем образом будущих действий, который этот человек или эта группа предполагает осуществлять. Эти два момента представления о том, как может быть устроен мир и действия, реальное самоопределение и реальные действия, которые могут произвести эти люди, осуществляют тесно связаны по своему содержанию. Если говорить очень грубо, то это один и тот же комплекс идей, которые один раз проецируются во внешний мир, носят объектно-онтологический характер и те представления, которые, если говорить метафорически надеваются на себя, то есть используются как средство и инструменты организации своей собственной деятельности. Эти 2 группы представлений образуют единственный связный комплекс, и должны рассматриваться обязательно в связи друг с другом. Собственно, понимание этого момента, этой связности двух представлений, которые методологическом языке одни объектно-онтологическими, а другие организационно-деятельностными.

Большая вставка

И есть основа процессов самоопределения. Если нет вопросов, то перейдем к третьему параграфу. В прошлый раз коллега спросила меня, почему я не ввел термин управление. И сказал, что мы будем обсуждать это дальше. Действительно, может быть даже сегодня, но начнем в другого. А в каком мире возможно управление? В как устроенном мире возможно существование такой деятельности, которую мы называет управление? Потому что, если мы поймем, какова структура такого мира, в котором возможно управление, то мы многое поймем и про само управление. Про его внутреннюю структуру, про его устройство и про те специфические формы самоорганизации, какие управленец осуществляет. И, наверное, приходится начинать с того, что ключевой категорией, которая задает устройство этого мира, это категория порядка и упорядоченности. Если говорить очень грубо, то управление невозможно и бессмысленно в любых мирах, где не существует порядка. гипотеза о существовании порядка и особой упорядоченности есть предпосылка любого управления. Чему это противостоит? Это противостоит другой фундаментальной онтологической категории – категории хауса. С этой точки зрения можно считать, что в истории мировоззрений всегда присутствует 2 начала: одно, которое рассматривает как тот или иной порядок, вторая группа, которая рассматривает мир как хаос. Сами по себе эти мировоззрения имеют одинаковую ценность.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: если вы задумаетесь, будете двигаться хотя бы на уровне языка, которые во многом умнее нас, то вы поймете, что в самом термине управление содержится слово «правило». Давайте будем считать, что у – правление намекает на существование правил. Поэтому и вам язык намекает на то, что я вам более развернуто говорю. Не надо иметь понятие управление. Обратите внимание, что в той мере какой я говорю понятие есть единица упаковки смысла, то даже первичный лингвистический анализ дает нам некое указание на то поле смысла, которое стоит за тем или иным термином. Это еще допонятийная обработка, но и ее достаточно. Я могу с вами согласиться, что я говорю с точки развитого понятия управления, оно у меня есть, но даже у того, у кого ее нету может опираться на результаты первичного семантического, лингвистического анализа. Итак, я утверждаю, что основная гипотеза – это гипотеза существования порядка. В мире, в котором порядка нет, управление не нужно.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Нет. Потому что, если хаос – один из видов порядка, то тогда есть только порядок. Для нас это неважно. Существуют такие мировоззрения, которые не признают порядка. Давайте будем исходить из того, что существуют такие мировоззрения, которые … о принципиальной хаотичности мира устройства. Это уже об отсутствие мироустройства в любых его формах. Давайте будем исходить из того, что такие мировоззрения в принципе есть. Итак, 2 разных миросозерцания. Если теперь входим у ту зону, где предполагается порядок, то можно разобрать какие именно виды и типы порядка в обще в истории человечества предполагались и полагались, как результат специальной мыслительной работы. Теперь сноска, задав этот вопрос, мы вынуждены рассматривать вопрос истории онтологии. То есть историю учения о том, как устроен мир на самом деле. Термин «Онтология», как говорил ввел философ Гонкрениус в XVII веке, после него довольно активно этот раздел философии разбирал и разрабатывал Христиан Вольф, собственно ему мы обязаны приходом термина «онтология» на смену термина «метафизика». Можно считать, что до Х. Ф. в философии существовал специальных раздел «метафизика», а после пришел термин «онтология». Гонкрениус считал, что онтология – это знание о том, как устроен мир на самом деле. Тот раздел философии, который отвечает на вопрос, как устроен мир на самом деле получил это название.

Задав вопрос: «какие типы порядка в разные эпохи вводились философским мышлением?» мы вынуждены рассматривать историю онтологических учений или историю философии в том, ее срезе, в котором философия пыталась отвечать на вопрос, как устроен мир на самом деле. Если говорить очень грубо, то есть всего 3 таких придельных, онтологических учения. Первый ответ заключается в том, что мир устроен как космос. Второй, что мир создан богом. Третий, что мир есть результат человеческого мышления и деятельности. Существуют и известны нам из истории мысли еще ряд онтологических картин среднего уровня. Например, мы знаем, что существовала онтологическая картина Природы, Истории. Эти 2 картины само по себе носят маргинальное положение. Онтологическая картина природы рождает в рамках представления о мире, как созданным богом, и трактуется как творение бога, один из продуктов его творческой деятельности. А затем переинтерпритируется где-то ко второй половине XVIII века, теряет онтологическую определенность и начинает рассматриваться как предмет человеческой деятельности и до сих пор сохраняет такой характер. Чем является по сущности, по онтологической характеристике природа, существует термин «вторая природа» в целом ряде философских учений XIX век утверждается, что когда-то была та природа являвшаяся элементом космоса и продуктом творения бога, но теперь мы живем в природе, созданной нами самими. Той природы уже нет, а есть другая природа. Вторая искусственная рукотворная природа. А второй анклав онтологический, идея истории во многом рассматривается с точки зрения понятия эволюции, в частности у неотомистов вы найдете представление о том, что история есть высшая форма эволюции. Но одновременно история рассматривается как история человеческой деятельности, человеческого мышления, в этом плане попадает внутрь онтологии мышления и деятельности. Как ее элемент. Итак, если мы ввели 3 предельных онтологических картины, то можно относительно них рассматривать 3 типа порядка. Первый – это порядок Космоса, второй – это порядок, созданный Богом, третий – это порядок, создаваемый Человечеством. Последняя онтологическая картина довольно новая, ей 200 –250 лет. И только в этой картине возможно существование управления. Для всех тех, кто не принимает в качестве предельной рамки идею мышления и деятельности, управление не нужно. Его нет, онтологически нет. Оно не имеет онтологического обоснования.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: человек – это высокоорганизованная обезьяна, на которую влияют движения планет. Правильный ответ вам был бы следующий, да, мы должны учитывать существование онтологических картин, что очень многие человеческие группы и популяции живут внутри созданного Богом мироздания. Для многих людей Бог есть, значит, он есть. Он есть в их деятельности через из деятельность, они так живут. Они постоянно воспроизводят эту онтологическую картину. Но для них не нужно управление. Там нет управления.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: только предположил, что мир есть мир мышления и деятельности и создается руками исторического человечества, мы можем положить внутрь идею управления. Оно невостребовано. Дело в том, что если вы не задали рамку, то многих объектов

Кассета №3

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: но в этом мире их нет и на оборот, только сделав определенное предполагание и задав, определенное пространство вы вносите внутрь, поселяя определенные типы деятельности, определенные задачи, определенные классы целей.

Это предельно серьезная штука. Мы находимся в очень зыбкой зоне. Идея управления есть сверх атеизм, это гордыня, предельная гордыня, потому, что мы предполагаем, что человек может обустроить окружающий мир, переделать его, спроектировать, искусственно организовать во всех его проявлениях, включая и те которые еще сто лет казались естественными.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: а мы не где не предполагаем, а ни в каком подходе. Если вы, в каком то подходе это предполагаете, вы все унифицируете, у вас нет различия онтологий, они все в одном языке положены, если они в каком то подходе.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: С позиции мудрого человека. С позиции исторической мудрости, с позиции, что мир такой сложный и разнообразный.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: Не бывает просто слов, бывают способы жизни и сказав А приходится потом отвечать за сказанное, иначе, слова имеют такую тенденцию, они материализуются и приходит логика во сне. Поймите, что это экзистенциальный риск, что сказав управление, вы набираетесь вот этого риска и входите в зону риска. Если вы это поймете один раз на всю жизнь, то глядишь толк будет какой то.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: когда вы что то искусственно состариваете, вы допускаете перенос опыта со старого, на нового.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: Понял, начинаю с начала. Человеческие представления проектны, это значит, что мы нечто предполагаем в мысли, а потом, если это не треп, то мы вынуждены себя строить в соответствии с тем, что мы предположили. А когда мы начинает строить себя и действовать в соответствии с тем, что мы предположили, это становится за окном.

Иначе мы вынуждены, вернутся к тому, что мир познаваем и создан богом.

Один мой знакомый предложил следующее, он сказал: «Давай скажем мягче, давай скажем: Бог уснул».

Иначе мы попадаем в известную ситуацию 68 года, когда на стенах Парижа левые студенты писали «Бог умер. Ницше. Ницше умер. Бог». Поэтому я указываю на некий придел, если мы будем заниматься технологией управления все равно дойдем и упремся, остановимся в ситуации самоопределения когда определиться невозможно.

Что это за тип порядка, имеет ли он свое имя, который возникает в предположении в онтологической картине, где окружающий нас мир создается историческим развитием человечества, создается людьми, их мышлением и деятельностью в процессе исторического движения.

Ответ: ДА. У него есть имя и это имя организация. У термина организация есть два совершенно разных оттенка смысла. Первый как процесс, а второй как слепок этого процесса, как о том, что получилось в результате организации как процесса. И при этом процесс и продукт этой организации всегда создаются для чего-то. А эти контексты, из которых мы ставим задачи и отвечаем на вопрос, что же именно надо создавать, как и что надо организовывать меняются во времени. В какой то момент создается ситуация, что контекст уплыл, а организация осталась. Более того, она обладает активной инерцией. Это значит, что, будучи созданной для решения какого то класса задач, она все время воспроизводит на себе некую группу процессов направленную для достижения этих задач независимо от того надо это или не надо. В какое то время это было надо, в какое то толи надо, то ли не надо, ну а теперь уже совсем не надо, а она все равно продолжает воспроизводить эти процессы, для которого она, в общем, то и создавалось, но в общем то в какое то время это было то что нужно, а теперь это становится проблемой. И вот в этой странной ситуации получается, что очень часто ликвидировать легче, чем реорганизовывать.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: категория организованность в деятельностном языке очень похожа на категорию вещи у Аристотеля.

Менеджер это человек эпохи постоянной реорганизации это тот профессионал, который возник, сформировался как массовая, социальная функция в ситуации, когда все уже организованно, а ключевой класс задач это переорганизация.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: Пока можете считать, что организация есть подвид управления. Управление это родовое понятие, а организация видовое.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: Надо один раз это сделать, провести анализ на каком то материале.

Итак. Возникает некая совокупность вызовов (см параграф №1 предыдущей лекции) которые мы за счет определенной работы переводим в требования к той или иной организации как в структурно-продуктовом смысле, так и в смысле деятельности, которая должна этот продукт создать, то есть организовыванию. После этого мы проходим этот шаг, мы организуем нечто, отпечатывая совокупность требований переведенные в функции на материале в том или ином, человеческом, социальном, человеко-машинном, знаковом и т. д. и говорим, ага вот мы создали такую организованность, которая в своем функционировании отвечает на те требования и вызовы, которые мы сами же и сформулировали, и способствует достижению некого класса целей и задач. Создали, работает, все забыли. Пошло десять лет и выяснилось, что работать то оно работает, но вызовы уже все поменялись (помните этот анекдот, а я все мосты взрываю, когда проводница на станции встречает странную группу одетую в шинели с автоматами и т. д., они ее просят,

-ты нас укрой,

она говорит:

-         вы чего ребята,

-         - мы партизанский отряд

-         так война уже давно кончилась

-         странно, а мы все мосты взрываем)

Обратите внимание, куда не кинь взгляд, везде мосты взрывают. Почему, потому, что внутрь этой организованности заложены достаточно жесткие правила функционирования и воспроизводства. Тогда мы вынуждены выходить снова во внешний контекст, анализировать эти самые изменения, переводить снова их в язык требования, после этого вы должны сопоставить новые требования и старую организованность, покрутить, как оно там, может быть достигнута переорганизация или нет.

Кто-то там крикнул «разбить на мелкие части и обеспечить включение каждой из них в новую организацию», в принципе правильно как один из вариантов решения, но точно также, включить все в целом в объемлющую систему или найти ту точку воздействие, на которую будет производить переорганизацию этой организованности, внутреннюю настройку.

Кто-то в свое время мне объяснял из сторонников Горбачева, что все дело в неправильном переводе. У них была структурная настройка, а мы перевели как перестройка. Ну, отсюда все проблемы до сих пор. Поэтому технологически может быть много решений, но суть заключается в следующем, что всюду и на каждом шагу имеем дело с разными организованностями.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий: Да действительно очень трудно жить в мире, где знания являются одноразовыми, инструменты – одноразовые, организации создаются для решения задачи с заложенной внутрь механизмом самоуничтожения по выполнению задачи. Очень любопытно инстуционально это посмотреть. Вот в скоре после РОС-кампании которую провел Римский клуб по поводу экологии, наверное, слышали, в 60-ых, 70-ых годах, после этого в ряде строительных ведомств США возникло такое предписание, что любой строительный проект принимается только в том случае, если к нему подшито дополнительная разработка касающаяся ликвидации здания и реабилитации природного окружения. Без этого у Вас проект такой не берут, говорят, вы хотите платину строить, сколько она работать будет, 200 лет, нет 200 не надо, сколько срок окупаемости, ага через 60 лет, чтоб этого не было, принесите пожалуйста, разработку в которой указано как вы ее ликвидируете и как Вы на этом месте сделаете все точно так как было. И без этого проекты не принимаются. Как ни приеду в Тольятти, ко мне приходят ВАЗовские работники и говорят Петр Георгиевич, ну вот как же нам все-таки с ВАЗом разобраться. Я говорю, ребята посчитайте, когда вы окупили этот самый ВАЗ. Он давно уже десять раз окупился, поменяйте рамку, рассматривайте это как временный проект, что вы боитесь.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Нет, понимаете, дорога в ад вымощена благими намереньями, был такой период, когда во всех организациях создавались службы развития.

Организации не развиваются.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Можете жизнь потратить, но лучше поверьте сразу. В метафоре можно сказать так, подойдя к машине Жигулей выпущенной в 71 году:

-что ж ты сволочь не развиваешься?

Вопрос:………можно же движок поменять.

П. Г. Щедровицкий:

Вы должны понимать, что вы снижаете сроки эксплуатации. Как только вы какую то часть делаете форсированной, все остальные будут изнашиваться более быстрее. Как задача это хорошо, вы добиваетесь большей скорости, но при этом Вы снижаете цикл жизни всей системы и иногда это осмысленно.

Перерыв.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Рост и развитие это разное.

Организации возникают для решения какого-то класса задач, строятся, формируются, проектируются, потом когда они эти задачи выполнили они ликвидируются, разбиваются на части и т. д.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Класс ликвидационных, а так же похоронных задач, относятся к сфере управления.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Реорганизация может включать в себя ликвидационные процедуры.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Понятие управление это следующий параграф.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Параграф №4

Надо поставить две звездочки потому, что этот параграф не относится ни к предметным, ни к методологической, а есть заметка на полях.

Хотя и важная.

Нам придется обсудить два момента. Первое, почему Ломоносов при переводе слово «….», слово наука, а ни какое то другое, а второе почему в сфере социально-гуманитарного знания не возможно обобщение. Два довольно сложных вопроса, но один более простой, потому, что он имеет отношение к той самой псевдоистории, а второй более сложный требующий эпистомологического анализа, эпистемология это теория знания. По поводу первого, почему он так перевел, с одной стороны, потому, что в России не было ни «…….», ни «….», а все то, чему учили, заимствовалось на западе, в эту эпоху, был такой западнизм со стороны Петра 1, приведший к тому, что возникло желание заимствовать знание наработанное в сложившихся в Европейской культуре и в Европейском мышлении, в традиционных институтах, но Ломоносов, был человек не глупый, по этому-то, что он использовал это слово, от слова научать, наука, - то чему научают. Был более глубокий смысл, и его целесообразно выявить. В чем он состоит: в том, что философская традиция исследования и более узко, в частности исследование познания, исходило из следующих предпосылок:

1.     мир имеет разумное устройство, являющееся результатом творения Бога, а поэтому он познаваем, во всех смыслах этого слова, то есть, есть смысл познавать, потому, что заложенное в него устройство разумно, а во вторых он может быть познан, потому, что человек сопричастен разуму, то, есть обладает такими характеристиками, способностями, в широком смысле слова, которые позволяют ему открывать разумное устройство мира.

2.     Вот этот мир который имеет разумное устройство открывается не сразу, а постепенно и знание все более и более углубляется. Сначала узнали одно, потом наши дети, внуки, правнуки, последующие поколения будут знать все больше и больше. Знание накапливается, усложняется, детализируется и если раньше мы чего-то не знали, то на следующем этапе мы это уже знаем.

3.     А раз так, то есть смысл учить, потому, что, что бы следующее поколение шло по пути знания, знание равно познание, нужно передать то что мы познали и на этой основе они узнают дальше. Вот есть такой прогресс знания, или поступательное движение знания по пути все большего углубления, детализации и т. д. и т. п.

На полях можно сказать, что в принципе вот эти области не знания они как бы плавают в мире знания. Мы все как бы знаем в общих чертах, но некоторые вещи знаем плохо, по этому в них надо углубляться и продвигаться вперед. По этому возникает институт обучения, передачи знания, который обслуживает этот процесс.

Понятно или нет?

Понятно!

Так вот все это бред!!

Что есть наука, наука есть имя для институциональной связки, исследовательской деятельности и в частности познания и обучения, почему есть смысл переводить слово западное наукой, потому, что без обучения, без постоянной передачи знаний не будет накопления. Зря исследуем. И наоборот, без постоянного движения вперед этого исследовательского процесса не будет чему учить. Поэтому на вопрос: Чему мы учим? Отвечаем: Знаниям, ну как же известно же чему учить, результатам познавательной деятельности предыдущих поколений. Что мы передаем в процессе обучения – знания, что должен усвоить учащийся и записать обязательно, потом прочитать и сдать на экзамене – знания, а зачем ему это знание нужно, ну как же он же должен знать, что открыли его предки, что бы открывать дальше. Вот вам наука. Наука как связка исследования и обучения, связка не разрывная потому, что она опирается на одну онтологию.

Как я отношусь к науке?

-сдержанно. Потому, что думаю, что вся эта картина в целом, она была хороша тогда и органична для мировоззрения того времени, но сейчас она просто не работает.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Нет потому, что в этом смысле нужно очень точно понимать, что категория опыта, для того, что бы на основе опыта возникло знание, должна быть переработка, то есть, не категория опыта, а опыт должен быть переработан, он сам по себе знанием не является, а как это получилось, не знаю.

Вопрос:………

П. Г. Щедровицкий:

Я говорил о трех онтологических картинах, в них разные языки, хотя иногда общие термины, но языки разные и логики разные. Поэтому в том мире где есть Бог, где мы познаем разумное устройство мира заложенное изначально, где есть накопление знаний, где для этого учат, там опыт передан быть не может, а он может быть передан только опосредованно через знания. С начала надо проанализировать этот опыт, перевести его в знания, потом передать в форме знания. К стати в отличие от подмастерья, в какой ни будь мастерской скульптора, когда он говорит: «Делай так, смотри и делай», он не передает знания, он заставляет копировать и если двадцать лет ты копируешь, то может через двадцать лет тебе свезет, и ты станешь великим художником, ну а не станешь, в конце концов, народу много, а великих художников мало.

Теперь второй момент. Одна из важнейших характеристик того знания, заключается в том, что оно есть обобщение, все тела падают с равным ускорением в вакууме. Появление знания предполагает, что нам удалось произвести обобщение. Отнесение характеристики к объекту. Леонардо де Винчи, бросал тела, и они все падали с разным ускорением и он говорил: «Этот падает быстро, потому, что тяжелый, а этот медленно, потому, что легкий» и с точки зрения опыта он был прав, все падают с разным, а Галилео Галилей, говорил: «Нет, все падают с равным» и вот так, где с одинаковым, это знание и наука, а то, что все падают эмпирически и с разным это не знание, это опыт и не наука. Дальше возникает следующая проблема, которую фиксирует в развитой форме Вильгельм Виндельбанд и Генрих Ричард два крупных немецких неокантианца. Существуют две разных группы знаний и два способа построения знания. Первый номотетический (номос - закон), а второй идеографический (графия - описание) и дальше Виндельбанд пишет, что существует две группы наук: науки о природе и науки о культуре. Это значит, что в 1410 году произошла Грендвальская битва и в 1410 году Николай Кузанский написал работу о ученом незнании, то никакого обобщения по этому поводу вы не построите. Вы не можете сказать, что каждый раз, когда производится Грендвальская битва Николай Кузанский пишет работу.

Итак, есть сфера действия метода и способа, в котором строится обобщение и есть сфера, где только уникальные знания об уникальных объектах, а обобщение не возможно.

Теперь. Если не возможно обобщение, то, что передавать, чему учить то будем. (Не воще чему будем учить), а чему будем учить, что бы дальше прогрессировало знание, если все думающие объекты так же уникальны и эксклюзивны, а все то, что мы раньше про них узнали, перенесено быть не может.

Вопрос понятен.

Так вот с тех пор сто лет, бедные вот эти дисциплины: экономика, социология, психология которые заявили себя как логии, то есть науки описания, претендующие на обобщение, они мыкаются, представляя из себя на сегодняшний день не систематизированные агломерации разных конкретных знаний об уникальных и по все видимости неповторимых объектах.

Кассета №4

П. Г. Щедровицкий: …в точном смысле слово рамка. Когда вы смотрите на фотографию в рамке или на картину в рамке, там вот есть граница пространства. При этом обратите внимание, я пока нарисовал все эти рамки пунктирно, понимая, что мы можем их с вами двигать. Мы можем их расширять, расширяя пространство, мы можем их менять, сдвигать, с тем, чтобы в какой-то момент получить довольно жесткую конструкцию содержания и смыслов собрать это пространство, сфокусировать его в определенной точке. Но первоначально работа происходит в системе плавающих рамок.

Для понимания, что такое управление очень важно представление о ситуации, очень важно представление о порядке и особом типе порядка которое мы связываем с антологией исторически меняющейся деятельности. И сквозь призму этих представлений мы с вами разглядываем управление. Гегель говорил поворачиваем. Пока несфокусирован(ный) объект, он как бы поворачивается в некоторой совокупности рамочных контекстов. Мы смотрим на него с разных сторон и сквозь разные очки, сквозь разные призмы, при этом, относя, обратите на это внимание – очень сложный момент, относя часть смысла и содержания этих рамок к объекту. Ну, или если вам больше нравится, проецируя те или иные элементы смысла и содержания на будущую конструкцию объекта. В рефлексии – вот это все, как процедура называется объективация. Мы постепенно будем доводить, (что-то пишет на доске) серединку этого пространства – центр, фокус то больше сгущенности, тоже понятно почему, поскольку у нас одна рамка, то объект может плавать где угодно, когда у нас их пять – семь то они задают довольно жесткий центр, и чем более определенней становится пространство, тем более определенным становится его центр. Более того, если вы вспомните, с чего я начинал, я сказал – тот процесс, в котором вы находитесь это процесс понимания, а продуктом понимания является смысл. В какой то момент кто-то из вас может сказать – я понял. Что значит, я понял? Это значит, что смысл образовался, сформировалась эта отнесенность. Вы нечто поняли про управление, хотя я ничего про управление не говорил. Я говорил про рамку. Но за счет того, что вы спроецировали некоторый смысл на вот этот потенцированный еще не существующий, гипотетический объект, вы поняли что-то про управление, и это – нормально. На каждом шагу кто-то что-то понимает про управление. Хотя я про управление ничего не говорил.

Вопрос: Вы можете рассказывать сразу о проектах?

П. Г. Щедровицкий: Нет. Нельзя, потому что надо задавать контекст, более того, чем более развернутым будет виденье контекста, тем более ясная получится картинка.

П. Г. Щедровицкий: Так, теперь еще раз, важный момент, касаемый философско-методологической работы, той которой я проделываю, и которою вы должны учитывать. Современное мышление работает всегда с функциональными структурами, причем есть некое поле связей и отношений, есть некие центры этих функций, есть точки, в которых собираются несколько функций и современное мышление мыслит не отдельными вещами и организованостями, а оно мыслит вот такими полями функций. И в этом сложность – научиться мыслить полями и узлами довольно трудно. Гораздо легче брать в фокус мышления и рассмотрения, какую ни будь определенную вещь, но когда вы в нее уперлись мысленно взором, то вы ничего кроме нее не можете сказать, поскольку все характеристики этой вещи заданы либо актуальными, либо потенциальными ее употреблениями, теми местами, в которые эта вещь попадет в той или иной функциональной структуре деятельности. А поскольку мы не знаем, как она будет использоваться, поскольку мы не видим этого набора функций, то мы нечего кроме нее сказать не можем, потому что сам по себе материал он позволяет разное употребление.

Здесь и лежит различие между знанием и понятием. Я, по-моему, уже приводил этот пример, и просто его повторю. Когда вы говорите, что диагональ ромба равна 10 см это знание. Знание о чем, знание о конкретной диагонали, конкретного ромба. Когда вы говорите, что диагонали ромба взаимно перпендикулярны, это не есть знание об этом ромбе или о другом ромбе. Это есть понятие, которое характеризует любую геометрическую фигуру такого типа. И в этом плане вы можете перенести, потом это понятие на любую фигуру и будете правы. Вам не нужно при этом заниматься измерением или проверкой, построением знания по отношению к конкретному ромбу. Вы и так знаете, что если это ромб, то его диагонали взаимно перпендикулярны. Вот с этой точки зрения понятие это всегда рамки. 

Вопрос: Как вы относите слово понятие и слово определение?

П. Г. Щедровицкий: Определение говорил Аристотель это гробик для мысли, поэтому, скорее всего никак определение это чисто логическая характеристика, дело в том, что определение связано с различением объема и содержания понятия. Но с довольно таким развитым разделом так называемых содержательных логик и внутри логик существуют определения. Вообще в этом смысле вынимать определения из некой системы координат нельзя. Вы знаете, что такое объем понятие, что такое содержание понятия? Ну, вот раз не знаете, то и про определение ничего знать не надо. Это очень специфическая, но если хотите, такая арифметика понятий, которая существовала, как раздел логики при этом тогда считалось, что мышление строится следующим образом по так называемым схемам силлогизма, впервые их выдал Аристотель. Что такое схема силлогизма, Аристотель считал что правильное мышление , а я потом могу рассказать как он дошел до такой жизни, правильное мышление устроено следующими схемами, как человек мыслит: он мыслит так, все люди смертны Сократ человек, следовательно, Сократ смертен. Вот это все в целом есть схема мышления. И он рисовал разные фигуры силлогизмов, более того он считал, что так и надо мыслить, то есть он не описывал мышление, а он его нормировал, строил соответствующую логику, и по этой логике можно было строить размышление с его точки зрения. Слава богу, что мы так не мыслим, мыслить так не возможно. Один мой друг, когда мы были в таком возрасте как вы, читали Аристотеля и обсуждали что он там написал, он придумал байку, которая мне очень нравится, как Аристотель дошел до такой жизни. Дело в том, что он ходил на платоновский семинар и в ходе коммуникации все время происходили скачки по рассуждениям. Все время менялся предмет, который рассматривался или менялись рамки, смотрите на схему за мной, то есть каждый следующий говорящий участвовавший в коммуникации он менял рамку и сдвигал предмет, что и должно происходить,  потому что как только мы вводим новую рамку. Мы производим некий сдвиг предмета рассмотрения потенциального объекта мысли, а понимание то было не возможно. Представьте себе, вот идет сложно организованная коммуникация, когда все говорят о разном и с разных точек зрения. А у Аристотеля с понималкой было плохо, и он решил нормировать этот процесс, то есть он стал хватать их за рукав и говорить, вы неправильно рассуждаете. Надо закрепить рамку, и говорить про один и тот же предмет. Пару раз он подергал их, потом Платон из семинара его выгнал за тупость. И он стал писать логику, то есть он стал нормировать мышление других, что надо вот так последовательно мыслить, и оставил нам в наследство довольно жесткую и почти неприменимую никем, не применяемую и невозможно к применению логику. Что, в общем, относится ко многим другим логикам. Все эти логики являются частными, описывают некую схему мышления, редко применимую, или применимую только в довольно узком случае, имеющее такое локальное использование. Один из видов этих логик потом был переведен в представление о том, что у понятий, точнее у объектов понятий могут быть определения.

И так, я этот параграф завершил, готов отвечать на вопросы

Вопрос: Откуда берутся отношения между вещами, если вещи сами по себе а ???

П. Г. Щедровицкий: Давайте попользуемся различением места и наполнения. Есть функциональные места, они отображены такой неровной окружностью состоящей из некой группы связок отношений, а есть некий материальный элемент, который сам по себе возникает во многом как отпечаток, след, этих функций. Вспомните то, что я рассказывал в 3м параграфе по поводу понятия организации. Есть организация как процесс, а есть организация как след процесса, как отпечаток на материале. С этой точки зрения мы все время находимся в ситуации, когда происходит некое организовование чего-то, этот процесс отпечатывается в его материальных характеристиках, после чего связка прошлых органиционных отношений и материала вступает в новое отношение. Вся эта система все время пульсирует, все время меняется. Трудность любого мышления заключается в том, чтобы видеть все это как целостность, т.е. видеть вещь или организованность включенную в совокупность связей, при этом уметь отделять друг от друга функциональную структуру и наполнение. То есть все время мысленно снимать функциональную структуру, а потом одевать ее обратно, и смотреть, разглядывать, что при этом происходит. Я очень часто в качестве примера говорю о таком самом трудном для нас предмете размышления – о человеке. Представьте себе, что у нас родился будущий человек, который обладает некой биологической организацией. Эта биологическая организация не очень сильно трансформируется в течение жизни. Мы исходим из того, что она в большей или в меньшей степени заложена естественным процессом рождения этого ребенка. Теперь обратите внимание, уже лет 150 известно что ребенка украли, например дикие звери в малом возрасте, то во первых у него не возникает всех тех функций, которые мы знаем, начиная с функции речи, функции прямо хождения, всего этого нет, более того тогда вы в каком-то возрасте, более позднем возвращаете его в человеческое общество, выясняется, что эти функции не восстанавливаются. Теперь спрашивается, а вот это, способность к членораздельной речи, к пониманию и смыслообразованию, способность есть не рукой, а ножом и вилкой, способность вступать в коммуникацию с другими людьми и на основе этих коммуникаций осуществлять осмысленное поведение, оно присуще биологическому материалу? Ответ: нет, не присуще. Биологический материал обеспечивает некую совокупность возможностей, но не гарантирует их, если не происходит включение этой диогогической организации в другой контекст. Какой? Семья. Что такое семья? Семья это единица социально-коммуникативных отношений.

Подпись: ПОРЯДОК

Схема №4

Биологическая единичка, обладающая своей собственной организацией, попадает в новую организацию, в новый контекст, и на ней начинает напечатываться совершенно другая структура отношений (социальных).

Теперь, смотрите, любопытный момент с социальными отношениями. Был такой довольно известный психолог Музафар Шалим. Он после войны проводил такие исследования, которые потом довольно долго обсуждались в гуманитарной литературе. Он брал группу подростков, более того, один из своих экспериментов он вел на подростках учащихся в привелигерованном учебном заведении из очень хороших аристократических семей, вывозил их в специально созданный летний лагерь и предлагал им поиграть в тюрьму. Вот заключенные, вот надзиратели, вот камеры, вот карцер, вот столовая, вот огражденное место для прогулок и так далее. Подростки 14 – 20 лет, было несколько серий. Далее выяснялась одна простая вещь: что около трех дней достаточно, для того чтобы это сообщество потеряло всякий человеческий облик. В человеческом, в каком плане. В смысле тех культурных норм, которые регулируют наши отношения с друг другом. Они стали применять насилие друг к другу, причем по восходящей, далее производились отношения, которые называются неуставными, дедовщина и тому подобное, и все это происходило чрезвычайно быстро. Более того, известный случай, когда в целом ряде экспериментов, приходилось прекращать дело доходило до тяжелых телесных повреждений. Как показывает опыт, возраст не очень важен. Этот пример демонстрирует что социальный и культурный это не одно и тоже. Меня сейчас интересует сам экспериментальный материал. Он описан в многочисленных источниках. Вы сейчас имеете биологическую организацию, она нечто позволяет, но эти возможности могут быть использованы, а могут быть не использованы. Более того, выясняется, если в какой-то момент вы их в какой-то момент не используете, они исчезают. Человек способен к человеческой речи, но если вы не погрузили как биологический материал в другой контекст, где собственно эта членораздельная речь выращивается на биологическом материале, эта способность исчезает. Вы погружаете его, скорее это происходит само - собой, люди рождаются в семье и живут там некоторое время и социальная среда отпечатывается на этом материале вторично. По вверх биологической организации возникает второй контур – социальная организация. Можно казать социально – коммунальная организация, имея в виду вот эти коммуникативно-кооперативные отношения, которые складываются внутри семьи. Социально-эмоциональные отношения. Они выстраиваются в некую совокупность отношений и связей, которые отпечатываются на этом материале вторично. Теперь, если представить теперь никогда не поступает в следующий тип организации, то мы должны признать ограниченность этих социальных отношений. И что сделал. Шалим, он попытался экспериментально выделить социальные отношения, как таковые, отделив их от всех остальных. Представим себе, что люди живут, только регулируя свои отношения социальными связями. Что тогда произойдет. Ответ этого конкретного исследователя: что тюрьма, армия, и так далее, есть чистая картинка социальных отношений. Социальность вот так и устроена, любая социальность.

Что происходит с человеком он не остается только в контексте социальных организаций, он погружается в следующий контекст, который мы называем культурой. Обратите внимание: на каждом шаге возможны исключения, потому что между этими формами организаций нет никакой жесткой связи. Основная метафора, которую стараюсь передать: они напечатываются друг поверх друга и отнюдь не всегда между ними возникают нормальные стыки. Очень часто возникают разрывы и рассогласования когда либо социальное противоречит биологическому, либо социальное противоречит культурному, либо культурное противоречит биологическому. Возникают разрывы и рассогласования между этими разными типами организаций.

Теперь, на этом же примере последний переход, на который я уже вам указал. Вы спросите, а что есть сущность? Что есть сущность человека? Выясняется, что сущность есть всегда исторически сложившиеся совокупность этих отношений и связей. Здесь всегда комплекс и в этом плане человек сегодня это отнюдь не тоже самое что человек в средние века, потому что он находится в другом контексте он погружен в другие социальные машины, он включен в другие культурные процессы там заданы иные связи между востребованной биологической природой и социальными культурными задачами. И в этом плане человек часть своих возможностей на каждом уровне он использует, а часть не использует.

Вопрос:……..

П. Г. Щедровицкий: Пока не важно как мы не готовы это обсуждать я привожу пример, указывая вам что, существует несколько уровней этой организации, более того здесь очень важен принцип, который …. называл принципом системы нарисованной на системах. Мы все время рисуем следующую системную ценность поверх предыдущей системы это не одна система это несколько наклеенных друг на друга наборов функций очень часто напрямую не связанных друг с другом находящихся в системе  обыденных отношений. И это единственное что я пока пытаюсь вам передать и проиллюстрировать. Я не обсуждаю что такое социальное , что такое культурное как оно исторически меняется что такое культура сегодня , что это было 300 лет тому назад. Каждый из этих вопросов требует отдельного обсуждения. Я пока пытаюсь передать вам ощущение некоторого методологического принципа и приемов мышления достаточно важного потому что без этого принципа мы не сможем работать вот с таким полем рамок и соответствующих этим рамкам смыслов, которые мы связываем или приписываем, рассматриваемому объекту управления.

Вопрос: Откуда берутся контексты?

П. Г. Щедровицкий: Какие-то из рефлексии опыта, какие то из истории вопроса, из опыта чужих мышлений, какие то из того подхода которым я руководствуюсь, в этом смысле из культуры мышления того которое мне вставили когда я учился .Поэтому источников много для того чтобы вводить эти рамки но еще раз подчеркну один момент одна рамка задает бесконечное пространство когда мы вводим их достаточно много то они формируют жесткую структуру. В этом смысли можно было бы сказать так что привлечение той или иной рамки может быть и произвольным. А вот формирование некоторого каркаса структурных рамок пространства уже достаточно жестко обусловлено историей, обусловлено опытом деятельности, обусловлено моей собственной биографией и т.д. Первую свою лекцию я начинал с того что, начиная с Фихте? Мысль в схеме ситуации, а также эту схему описывал есть некая норма вы можете ей не пользоваться но при этом вам придется попрощаться с исторически сложившимся нормами культуры и мышления или искать и строить другую норму но отвечающую тем проблемным смыслам ради которых и в ответ на которых строилась эта схема 200 лет тому назад.

Вопрос: Что такое всеобъемлющая система?

П. Г. Щедровицкий: Все то, что объемлет, всеобъемлющая система 

Вопрос: ………..

П. Г. Щедровицкий: Не всеобъемлющая, а некий внешний контекст. Рамки есть способ схватывания этого контекста, то есть каждая рамка указывает на контекст.

Вопрос: Есть предмет, который выполняет определенную функцию, есть совокупность отношений вокруг него, есть определенные рамки, через которые мы смотрим на этот предмет …. А в это же время этот контекст может не перекрываться …..?????

П. Г. Щедровицкий: Пока движемся в следующей принципиальной схеме , я рассуждаю , если вы спросите, что это за рамки?, правильный ответ я вам должен сказать это рамки моего мышления и моего рассуждения об управлении это те понятия которые я заимствую из разных сфер ,из своего собственного опыта , из истории и культуры мышления и т.д. и выстраиваю некий контур для того чтобы размышлять об управлении ,а вы находитесь в страдательной позиции , то есть вы этот текст понимаете у вас должен образоваться смысл ваш способ участия в этом процессе ограничен формой вопроса в крайнем случае вялого возражения намека на некое возражение или непонимание . Теперь представим себе что другая конструкция мы с вами не в лекционном зале ,а в реальном действии или хотя бы в коммуникации  у вас одна позиция у меня другая позиция тогда что получиться это не будут рамки некоего пространства рассуждения и мышления, а это могут быть рамки сквозь призму которых один субъект и другой субъект смотрят на некое событие или проектируют некое действие, они расходятся по своему содержанию. Вы приходите на предприятие и говорите, что оно банкрот потому что вас назначили внешним управляющим ,а другой смотрит на тоже самое предприятие и говорит, что совсем нормально работает и никакого банкротства здесь нет, спрашивается вы говорите об одном и том же или о разном? Объекты, которые вы будете строить и действия, которые вы будете осуществлять в этих рамках будут разными потому что вы по поводу как будто бы одной и той же вещи задаете совершенно разные подходы совершенно разные рамки и видите в этой, материал ведь он достаточно пластичен он вам всегда ответит чего изволите поэтому если вы переносите то что я вам говорю пространство взаимодействия коммуникации между людьми то да вы можете рассматривать это не как рамки некого мышления, как разные точки зрения и подходы которые будут задавать совершенно разные горизонты , разные объекты разные проекты , разные действия несовпадающие не накладывающиеся друг на друга, они будут разными более того даже конфликтными потому что когда вы начнете действовать исходя из разных представлений то в какой то момент возможно столкновение конфликтов. Что касается меня то я стараюсь строить такую систему рамок которая в какой-то момент свернется в конструкцию объекта мыслей под названием управление или точнее методология и технология управления. Я с разных сторон разглядываю одно и тоже по направленности моего мышления.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: По-разному она может задать третий контекст ,а может попытаться связать два существующих , но обратите внимание это не то про что я говорил , эта интерпретация возможна и допустима ,но в том случае если вы уйдете от пространственного мышления и перейдете к ситуации взаимодействия коммуникации между разными субъектами.

Вопрос: Что значит специфическая …

П. Г. Щедровицкий: А вот получается, что в том языке, который я излагаю специфическим всегда, будет набор функций. Каждая из функций не будет специфическая, а их набор конструкция и будет специфической.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: А в том смысле что будет некий набор функций который задает базисные характеристики и будут некие добавочные функции которые дают  уникальный рисунок .

-А сущность, она имеет общий характер или она для каждой вещи уникальна?

П. Г. Щедровицкий: Сущность имеет контекстуальный и общий характер.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Линия понятна и допустима, но тогда давайте зададимся другим вопросом, да в случае, если их кто-то принял.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Да, это шаг в сторону управления, но при одном условии, что кто-то другой, некий другой субъект, принял эти схемы рассуждения, силлогизмы в качестве нормы, для своего мышления, тогда можно сказать, что Аристотель управлял его мышлением. Но вы же так не мыслите, вы не мыслите силлогизмами, но и, по всей видимости, в современной культуре никто не мыслит силлогизмами. Хотя, наверно, кто-то из учеников Аристотеля, тогда, давно, мыслил так. Программа Аристотеля когда-то давно работала, потом перестала работать, потому что в разных профессиональных областях и разных культурных ареалах? люди мыслили по другому и описывали это по другому, и нормировали по другому. И управляющий характер логики Аристотеля в какой-то момент оказался исчерпан, но линия вашего размышления, она правильная, и можно ее дальше прокручивать.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Что мы с вами обсуждали в третьем параграфе, если вы помните. Мы с вами обсуждали различие онтологических картин. Вот была одна онтологическая картина космоса, была другая онтологическая картина бога, была третья онтологическая истории или деятельности, исторической деятельности, и каждая из этих картин – разный ответ на вопрос о том, как мыслить мир как он устроен, а так же о устройстве всего остального. Поэтому в деятельностной картине мира, вопрос о том для чего это предназначено, как это используется, или как это может быть использовано, он основной.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Как я понимаю, я плохо рассказывал в прошлый раз. Основной тезис моего третьего параграфа заключался в том, что только в деятельстной картине мира востребовано управление. Поэтому я не знаю про что вы спрашиваете когда говорите взаимно дополняющие они или нет. Вы кто? Потому что у обывателя вообще нет никакой картины мира, ему все это не нужно.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Нет антологий, поэтому, когда вы входите в ту или иную профессиональную область, вам приходиться задавать, в том числе вопрос о той картине мира, которая данная профессиональная деятельность востребована и осмысленна. Основной тезис моей прошлой лекции заключался в том, что есть масса представлений о мире, в которых управление не нужно.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Каждая из этих картин мира есть своя совокупность вопросов, которые в ней могут быть поставлены…..

…………………….конец стороны А, кассеты № 4……………………

сторона Б

П. Г. Щедровицкий: Вот такое месиво удивительных событий. Но мы психологи, хотим построить общее знание о памяти. Мы хотим построить даже теорию памяти. Спрашивается, как это сделать. Как возможно обобщение, в случае, если реально, любой процесс, любой акт запоминания включен в сложный уникальный комплекс. Шопенгауэр говорит: давайте попробуем исследовать процессы запоминания на материале бессмысленных слогов. Дот, поб, мод и так далее. Почему? Потому что мы тем самым вынимаем процесс запоминания из той целостности, которая собственно является средой его существования, отрываем процесс запоминания от мышления, понимания, рефлексии, коммуникации, значимости, личного опыта, и так далее, и исследуем, как же запоминание происходит. В общем, виде. Как часто вы запоминаете бессмысленные слога? Нет, никогда не пробовали? Я вам советую, тогда будет психология?. Хотите психологию ну или социологии. Обратите внимание, это не значит, что не существует социотехники, это не значит, что не существует социальной инженерии, это не значит, что не существует социального проектирования. Существует, в каком смысле. В том смысле, что есть некая совокупность проектных, инженерных и технических действий, которые мы направляем на некие классы объектов, которые мы называем социальными. Но вообще все время так, слегка в кавычках, поскольку мы понимаем, что социальные моменты, точно также как и память, включены в более сложные комплексы, связанные с культурными, связанные с психологическими точнее с психическими, связанные с антропными? человеческими и так далее. А поскольку мы все время строим разные объекты, то у нас возникают разномасштабные описания, разномасштабные гипотезы, и они живут, вот как такая популяция. Поэтому вас не удивляет, что в экономике есть 20 теорий рынка, и 20 этих наверное теорий про разные рынки, или про разных субъектах которые действуют на разных рынках ну и так далее. При этом, обратите внимание, желание сделать обобщения нон присутствует. Почему, потому что без обобщения, непонятно как переносить опыт. Ну хорошо, построили мы знание об этом объекте, он никогда не повториться. И чего? А хочется. Хочется извлечь из прошлого, из деятельности некий опыт, и извлечь так, чтоб перенести его на новый случай. По этому, где-то в год 1890 возникла группа работ, которая ввела в оборот методологию гуманитарно-социальные сферы идею типологий и наверно, это будет последний кусочек в этом параграфе, контрабандно проникшем в мое стройное изложение.

П. Г. Щедровицкий: И так, что такое типология. Начиная с Джона Стюарда Миля?, в учебниках логики пишут: типология это относительное обобщение. Что это значит? Это значит, что мы делаем двойную процедуру: мы строим типологическую таблицу, а после этого производим два действия или две процедуры. 1-е Мы берем некий объект Х и подводим его под тип, а потом берем некое знание и относим его к типу. И тогда знание носит очень любопытный характер. Оно звучит так: если объект Х с определенной долей вероятности может быть отнесен к классу (типу, виду и т.д.) Б3?, то о нем (с определенной долей вероятности) можно утверждать a. И вот такой тип знаний относительное обобщение или типологические знания являются ведущим логико-методологическим каркасом социально-гуманитарных дисциплин.


Схема №5

 

Почему, если вы теперь посмотрите, как устроена любая социально-гуманитарная дисциплина, то это некая совокупность, большей или меньшей степени связанное, типологий. Почему типология и почему такая структура знания, потому что это теснейшим образом связано с практическим действием. Что характеризует практическое действие ? Вот какой ни будь Карл Густав Юнг занялся психоанализом, построил некие новые процедуры и по мере анализа успешного опыта вдруг понял, что все люди делятся на два типа: экстраверты и интроверты. Обратите внимание, но вообще это конечно не люди делятся, это делятся инструментарии, которыми он пользовался. А рассуждает он приблизительно так он смотрит на человека и проводит ряд пробных действий диагностических и говорит: о экстраверт, тогда достает из кармана некий инструмент из правого кармана и применяет его, а в другом случае он говорит о интроверт и тогда из левого кармана достает инструмент. Потому что сам инструментарий разбит на две группы по удачному опыту . Теперь приходит ученый фамилия его Айзенг и он говорит люди делятся на интровертов и эксровертов . Да не делятся люди, люди разные они все уникальны они все друг от друга отличаются, но в рамках данного способа действия терапии психоанализа их целесообразно разделить для того чтоб соотнести с этими типами инструменты действия и наличные знания. Люди делятся на сангвиников, флегматиков, холериков и меланхоликов. А общественные системы говорят, делятся на аристократии, монархии и демократии. Никто никуда не делится это наши типологии, которые позволяют с относительной долей вероятности или с какой-то вероятностью отнести в конкретную систему к типу и выбрать совокупность знаний и главное средств деятельности которое к этому объекту через тип в большей степени применимо. То что я рассказал довольно быстро было понято где-то с 90 г. до 910г.в основном благодаря таким любопытным ребятам типа Дельтея Вильгельма, …, Макса Вебера которые собственно и привнесли в социально гуманитарную сферу типологический метод, на котором она благополучно существует до сих пор, не являясь в точном смысле слова наукой, а являясь довольно интересным и любопытным конгломератом практического действия ,то есть техник и обеспечивающего эти действия знаний, прежде всего типологических.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Нет ,оно не ругательное оно, понимаете как , я просто думаю что эпоха когда наука была ведущим институтом мысли, она проходит и с этим связан кризис исследовательской деятельности и кризис обучения , институтов образования который мы наблюдаем. Обратите внимание получается очень странная вещь что вам знания не нужны и вы не собираетесь их продолжать дальше , то есть вы не предполагаете быть исследователем и в этом смысле вам не нужны эти парадигмы накопления знаний.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Вы знаете, по привычке. В качестве социально компенсаторного механизма, потому что надо же вас чем-то занять. Я специально грубо отвечаю, потому что в грубости и есть своя правда. Обратите внимание, сроки обучения все время растут. По причине того, что это как бы социальная причина. Более того, если вы так чуть-чуть следите за этими проблемами, то, например, была огромная дискуссия после войны, которая заключалась в том, что делать с новыми знаниями. Они не влезают в учебные программы. Потому что знание стало прогрессировать, накапливаться. Оно потеряло свою систематичность. В связи с этим стало не понятно куда все это пихать и кому все это надо. Там была такая любопытная сдвижка в начале века, которая заключалась в том, что пересмотрели отношение к содержанию обучения. Сказали приблизительно так, ага мы учим этому не потому что это правильно или не правильно не потому что это соответствуют уровню развития познания или не соответствуют, а что бы формировать мышление. Не потому что это отражает правильно некие объекты и соответствует некой системе теорий, а потому что на этом как на материале учат другому. Чему? Способом мышления мыслить учат. Для этого математики учим, для этого учим естествознанию каких то своих блоках и так далее. И на некоторое время вот этот заход он сохранил осмысленность этой бессмысленной деятельности. Почему вы мне до сих пор рассказываете, что мир устроен из атомов молекул, когда всем давно известно, что это не так. Ответ: Чтобы мышление формировать. А для того чтобы формировать мышление без разницы, что рассказывать правду или нет. Ну, то есть, то, как она на самом деле обстоит или некий специально созданный для решения задачи формирования мышления ну такой, упражнение такое. Представим себе, что …

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Ну, это понимаете, мы с вами сейчас уйдем очень далеко в обсуждении других вопросов. В обсуждении вопросов вообще изменения институтов. Но так грубо была большая программа превращения социально- гуманитарных дисциплин науки, потом стало понятно, что образцы обобщения знаний, которые на тот момент наличествовали, не работают, возникла новая методология типологическая, на ее основе произошла реконструкция социально-гуманитарного знания, и они превратились эти дисциплины в агломирации практико-ориентированных разномасштабных знаний. Возникших из обслуживания своих техник, но потом оторвавшиеся от них и перешедшие в какой-то такой межеумочный слой, когда вроде это еще не техника и еще не обобщение. В этом плане есть старая формула, которую в свое время Феербах сформулировал, что вообще есть единственный способ обучения социально-гуманитарным наукам, но он про философию говорил, это история идеи и наверное это правильно, в этом смысле я считаю что история сего безобразия она очень интересна очень поучительна и очень показательна, но обязательно в связи с теми задачами которые менялись исторически не в отрыве от них, бессмысленно изучать условно Огюста Колта не понимая того в какой ситуации, он находился, и с чем были связаны эти разработки и т.д.

Вопрос: Скажите, как лучше назвать тот процесс, который позволяет правильный инструмент применить при диагностике.

П. Г. Щедровицкий: Знаете, ну назовите как хотите, моя бабушка на вопрос о том как она печет такие вкусные пироги обычно отвечала так, она говорила ничего сложного, немножко масла, немножко муки, двадцать лет у плиты.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Вообще то репертуар типологий ограничен, но вы-то это знаете прекрасно, вы приходите на конкретный объект с задачей аудита и вы вынимаете типологическую схему и дальше смотрите какая из этих матриц, окошек больше подходит для данного объекта, понимая что все равно там есть что-то что вылезет и до чего вам придется дотягивать этот тип, дальше вы либо угадали ,либо ошиблись .Если вы угадали вы его схватываете .если вы ошиблись, ну в конкретном случае вы выдаете фиктивно-демонстративный продукт, а потом уходите думать и менять типологию и это норма. Ситуация заключается в том, что если в этой деятельности существует некая система стандартов и норм, то ведь есть деятельности где их вообще нет.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Ну что вы за этот менеджмент уцепились? Менеджмент это управленческий «Макдональдс», а это означает, чем хорош «Макдональдс»: Вы приехали в какую-нибудь страну с непонятной, плохо перевариваемой кухней, вы боитесь что у вас будет несварение, вы идете в «Макдональдс» точно зная что вы получите там максимум изжогу. Это есть стандартизация продукта, которая связана с тем что эти процессы должны быть в каких-то точках понятных своей результативностью, вы заплатите по разному за этот гамбургер или чизбургер, заплатите в разных странах по разному, но вы получите одно и тоже. Также и менеджмер в России вы заплатите одну цену, в Америке другую, в Африке третью, но получите более или менее стандартную схему, вы получите два языка, вы получите компьютер, вы получите элементы управленческого и бухгалтерского аудита. Вообще это все ставится за пол года и слава богу она должна быть массова, она должна быть стандартизована и она должна быть везде одинакова.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Вы знаете, я бы вам сказал так, что сейчас уже и физика больше не наука. Проблема была в чем? Если в 19 веке все пытались методологию, сформулированную в науках о природе перенести на другие области, то в 20веке произошел прямо обратный процесс, когда вот эта инженерная методология проектного типа стала переноситься на естественные науки. Что такое синхрофазотрон в котором создаются новые частицы, че там исследовать. Поэтому произошел такой крен, он еще плохо осмыслен в философии науки или философии знания в эпистемологии но произошло такое качание маятника. Так и с биологией в тот момент когда уже дошли до понимания того что основными моментами является популяция биоценозы, то вы вышли за границу обобщения потому что популяция это просто пульсирующая система, а биоценоза уникальна. Поэтому произошел сдвиг мы иначе стали все это понимать, но обратите внимание любовь тоже не наука и нечего.

П. Г. Щедровицкий: Давайте с вами удерживать последовательность нашего рассуждения. У нас было четыре параграфа, три основных один факультативный. Первый параграф касался понятия ситуации и его основным содержательным моментом, который следует учитывать это идея проектности, единство, воля и представление, полагание и действие. Второй параграф касался идеи профессии и эволюции управленческого професианализма в 20 веке. Третий параграф касался онтологической картины, в которой возможно управление. И четвертый факультативный касался понятия науки и типологического знания. В следующий раз мы с вами пройдем еще два параграфа: первый понятие развития, второй понятия управления.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Наука есть временный исторический институт, возникший где-то в 12 веке в качестве проекта, развернувшийся в некотором маштабе где-то к 17 веку и благополучно сошедший с исторической арены в начале 20 века, пока еще остающийся в каких-то элементах внутри других систем, других организованностей, но постоянно меняющий свою внутреннюю структуру под воздействием этих внешних систем. На смену ему в качестве ключевого института приходит связь методологического мышления и управления. Назовите это каким ни будь другим словом скажем здесь наука, а там меука какая нибудь. Вот эта меука приходит на смену науке

Вопросы:…… А дальше?

П. Г. Щедровицкий: А дальше ребята лет 500 придется пожить в этих условиях ,но это быстро то не происходит, обратите внимание лучше задайте вопрос что было до науки?

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: В принципе вы конечно правы и собственно с этим связана вообще стратегия идеализации, что мы делаем мы строим такой идеальный объект по отношению к которому обобщение возможно, обратите внимание, все тела падают с равным ускорением только в вакууме. Обратите внимание Галилей ведь не знал что есть вакуум, он заимствовал у Джордано Бруно понятие пустоты которое Д.Ж. вывел на кончике пера. Вы меня спрашиваете, что хаос возможен, но с этой точки зрения вы бы могли у Д.Ж. спросить, что пустота возможна и для любого нормального сознания пустота не возможна, ее же не бывает, а всегда есть какая-то наполненость. А Д.Ж. будучи ну собственно развитым мыслителем он вводит идею пустоты, не понятие – идею, идею того что пустота возможна. Галилей заимствует у Д.Ж. эту идею, и обратите внимание, начинает инсталлировать пустоту в материальных предметах. Он делает очень любопытную вещь, он берет жидкости разных плотностей, ставит наклонную плоскость и начинает пускать шары которые попадают в жидкости разных плотностей и в какой-то момент он говорит: О чем плотнее жидкость, тем медленнее они падают. Следовательно, если мы создадим единую среду пустоту, то они будут падать одинаково выводит закономерность на различие плотностей средств и движение шара после этого примерно через 70 лет Таричели создает вакуум, то есть выкачивает воздух из трубки, то есть создает империческую опытную ситуацию в которой доказывает возможное существование пустоты. Кстати очень интересная линия это утопизм, утопия, что такое утопия-утопос ( не место), то что не имеет места. Поэтому что делают философы, которые выстраивают концепты социального устройства, но понимают, что они не могут быть реализованы, что для них нет места. Они строят представление об островах, город солнца трртртр тртртрр, почему, потому что нужно придумать такой вакуум социальный в котором некая конструкция нового мира социального может быть реализована. Обратите внимание, очень интересно они придумывают утопию, а потом действующие политики начинают искать и находят они говорят о США, отлично вот там мы и реализуем все конструкции социальные, все социальные утопии. Почему, потому что там никого нет, там живут некоторые, ну ничего мы их быстренько всех отстрыляем и на пустом месте сделаем так, как должно. Поэтому попытайтесь войти в некие линии развития мышления, чувствуйте вот эту вот напряженность истории, развитие мысли, идеи, там Все очень тесно друг с другом связанно и понимание того что социальная наука не возможна, рождает из себя утопизм потом рождает разные, французскую социальную революцию. Революционеры они же так сказать тоже не из пустого места возникают, надо разрушить старое и создать так сказать новое. Неудача. А параллельно устраивание буквально пандам? Вот они параллельно развертываются французская социальная революция и американская колонизация, опять вытекающая из понимания того, что это знание другого типа.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Ну что знание не об объектах, а о создаваемых конструкциях, знание которое обслуживает действие, а не отражает как устроен объект сам по себе.

П. Г. Щедровицкий: На самой первой лекции я обратил ваше внимание на различие сущностных и специфических характеристик тех или иных объектов мыслей. Если говорить очень грубо, то отнюдь не все, что мы считаем специфическим для того или иного рассматриваемого объекта может быть соотнесено с его сущностными проявлениями вот это разделение пронизывает всю историю философии. Для древних греков сущность лежит как бы в глубине вещи, есть внешние поверхностные проявления, которые заметны, которые бросаются в глаза, которые вообще могут быть зафиксированы теми или иными органами чувств, а есть сущностные характеристики которые лежат в глубине скрыты, находятся как бы в сердцевине вещи, но глубинно определяют то, как она себя ведет в тех или иных меняющихся обстоятельствах. И задача философии в отличии от обыденного восприятия состоит в том что бы проникнуть в эту сущность, залатать оболочку вещи, сломать тот слой проявлений который во многом зависит от обстоятельств и вообще случаен. И проникнуть в глубь, в сердцевину, в ядро, выделить те характеристики, которые буквально находятся внутри вещи и определяют ее проявление. Для того чтобы это сделать или для того чтобы проникнуть в сущность вещи нужно обладать некими специальными инструментами. В отличии от, и во многом противоположность органам чувств, которые фиксируют проявление. Эти органы если речь идет о человеке и человечестве в разное время получает разные названия, кто-то говорит о созерцании, кто-то говорит о такой специальной способности, которая в Греции называлась Нус? непереводимый термин, для которого нет термина в современной философской мысли. Кто-то говорит о лотосе, но во всех случаях есть некоторая совокупность. Нус - нельзя расшифровать. Отметьте себе существование такого, ну никакого аналога. Нус - мудрое мышление такое, это такой распространенный термин начиная с Димокрита? Вы столкнетесь с этим термином. Итак, есть некий орган или некая совокупность инструментов, которые позволяют проникать вглубь прорывать оболочку видимости, кажемости и открывать сущность. Кстати с тех пор в философии довольно долго до середины даже до конца 19 века обсуждается позиция явления сущности. Более того понятие природы в греческой философии имеет как материально-онтологическую так и логическую трактовку, то есть природа с одной стороны это то что нас окружает это вода, воздух, земля, огонь четыре стихии и т.д. а с другой стороны природа это то что определяет сущность вещи , это не тот натуральный мир в котором мы находимся, а та сущность которая является природой в логическом смысле, природой вещи. Логическая трактовка вытесняет, материально-онтологическую, приходит ей на смену и уже поздняя античность она в основном употребляет термин природа, также как и термин, атом в логическом смысле. Сущностное противостоит специфическому, одна линия, вторая сущностное как лежащая в глубине вещи и определяющая ее поведение в рамках обстоятельств, противостоит тому, что может фиксироваться и наблюдаться органами чувств и тому в каком виде и как нам эта вещь нам предстает. Довольно поздно, где-то, наверное, на переломе между античностью и схоластикой возникают, самые первые представления о системе и системности и если обращаться к развитым вариантам системного мышления, то в них происходит радикальная переинтерпретация понятия сущности. Очень легко показать это на почти современных трактовках например Маркс пишет сущность человека это та совокупность общественных отношений, в которые он вступает в процессе своей жизни. Что происходит с понятием сущности, понятие сущность меняет свое содержательное направление, свою интерпретацию, сущность лежит не в глубине вещи. Не в ядре, а сущность лежит в тех связях и в тех отношениях в которые вещь вступает в процессе своей жизни. Что утверждает современный системный подход, он утверждает, что в зависимости от того в какой совокупности отношений находится то или иное образование окружающего нас мира, организованность, меняется ее вещи или организованности, сущность. Сущность не внутри, а в системе связей и отношений с другими вещами. Если мы тот или иной элемент материала или тот или иной материал погрузим в другую совокупность функций, функциональных отношений, в другое место в системе, то он поменяет свою сущность, более того мы можем характеризовать любую вещь через тот набор функций для исполнения которых, она была предназначена, спроектирована, создана. Это очень важный вопрос логики, методологии и мышления, что мы фактически считаем, что в ядре вещи нет никакой сущности, ее бессмысленно там искать …

Кассета №5

П. Г. Щедровицкий: более того само управление существует только в этой картине мира. Только в этой картине мира существует управление, во всех остальных оно просто не нужно.

Вопросы:…… мне просто нравится вещь, она красива.

П. Г. Щедровицкий: есть вопросы, для которых надо развить язык. Чем мы и занимаемся в этой раз, в прошлый раз, мы строим некоторую совокупность терминов, связок, идей, языков, в которых можно что-то описывать. Для ответа на ваш вопрос по глубинным основаниям язык пока недоразвит. А если отвечать на том уровне, до которого мы дошли, обратите внимание представление о красоте ведь, меняются. Представление о том, что красиво, а что безобразно, представление о том, что гармонично, а чтоне гармонично, представления об идеалах выражения и языка по выразительности, сложилось исторически. Более того, можно сделать предположение, что в какой – то мере представление о красоте являются компенсирующими по отношению к ряду практик, в которую включен человек в эту историческую эпоху. Практики носят один характер, а на отрицание этих практик возникает представление о красоте. Ответьте, например, на один вопрос, почему средневековая архитектура все время строит устремляющиеся вверх, огромные по тем временам совершенно несоразмерные обыденной жизни сооружения? Вы можете себе представить, , как смотрелся собор в том городе. А вот теперь ответьте на вопрос: вы, что думаете, что это смотрелось тогда красиво? Какая революция должна произойти в сознании для человека, который жил на земле в маленьких даже не одноэтажных постройках. Только очень богатые люди могли себе позволить двухэтажные дома и тем более каменные. Кстати, жить в них было невозможно, потому что сыро и отопления не было. Какая конструкция мира должна была за этим стоять. Поэтому я бы все – таки обратил ваше внимание на историчность и временность всех наших представлений. В том числе о красоте. Не вдаваясь пока в существо тем.

Вопросы:…… человек может владеть несколькими языками. Даже думать в …

П. Г. Щедровицкий: точно? Вы сколькими владеете?

Вопросы:…… английским и русским.

П. Г. Щедровицкий: вы думаете по–английски?

Вопросы:…… возможно.

Ш.: то есть, вы фантазируете по – английски, обычно.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: отлично, я встречал в своей жизни небольшое количество людей, которые проектировали свое будущее, мечтали и думали больше, чем на одном языке. Поэтому, если вы говорите, что человек может 2 языка …, то это вы про что говорите?

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Мираб Мамардашвили очень хорошо знал 6 или 7 языков. Настолько хорошо, чтобы свободно читать философскую литературу на этих языках. Я однажды наблюдал, как на конференции по бессознательному в Тбилиси, разговаривал с группой людей. Очень любопытная ситуация переключения. Когда ему задавали вопрос на другом языке, нежели от того на котором он только, что говорил, была довольно заметная пауза. После этого он очень медленно, как бы разгоняясь, начинает отвечать на другом языке, потом так же трудно переключается на следующий. Но опять обратите внимание, я когда с ним обсуждал этот вопрос, поэтому я думаю, что при этом свои лекции, даже перед тем как читать их в Сорбонне, продумывал на том языке, который является основной средой, основным домом бытия мысли. Поэтому если вы говорите, что люди иногда могут разговаривать и выражать свои мысли на разных языках, то да я с вами согласен.

Вопросы:…… ситуация переключения в методологии…

П. Г. Щедровицкий: на переломах эпох, да. Внутри ставших картин мира, обратите внимание, когда мы говорим картины мира, мы преувеличивает значение представления по отношению к воле. Вы помните, я вам специально говорил, что ядро процесса самоопределения, это не то, что просто придумываю, но я еще и живу там. Я не просто кладу рамку некой картины мира, но я сам, своим действие и своей жизнью, я вкладываю нечто в реализацию этой совокупности представлений. Так вот с этой точки зрения, внутри такого мира, универсума, где всегда есть связь представлений, нет. Я отвечал на один из вопросов, меня спросили: может ли человек в течение жизни поменять картину мира? Я ответил уклончиво, если помните. Я сказал так, что он может прийти к открытию некой картины мира, может случиться озарение, а насчет поменять, я сказал: возможно. Но, честно говоря, у меня нет эмпирического опыта, на основе которого я мог бы сказать, что была одна картина, потом стала другая. Уж больно это крупные структуры, по отношению к которым, отдельный человек часто является страдательным элементом.

Вопрос: вы говорите, каждый человек смотрит на вещи, сквозь свои собственные очки. … Значит у кого одна рамка больше, чем другая. Получается, что сущность вещи, она в какой – то степени субъективна. …

Г. П. Щедровицкий: да, субъективность существует, все остальное можно убрать. Если вы шли к этому выводу, то можно просто с него начать. Субъективность существует. Я не отрицаю, существования субъективности, более того все время подчеркиваю, что субъективация не менее важный элемент объекта, что объективация. Присвоение, каких – либо представлений в качестве оргдеятельностных, не те которые описывают противостоящий нам мир, а те которые организуют наше собственное мышление и деятельность. Очень важный момент и без него вообще ничего не происходит. Как вы то назовете мне не важно.

Вопросы:…… материал управления… вы говорите, что средний человек … еще раз почему и как тогда построены пирамиды, … тот же Моисей организовывал…

П. Г. Щедровицкий: я ведь все по этому поводу сказал, я больше ничего не скажу.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: я апеллировал к вашему здравому смыслу. Понимаете, в чем заключалось мое обоснование, в том, что логика, в который мы все состариваем, логика, в которой мы говорим, что все существовало всегда, она очень опасна, потому что следующий вывод заключается в том, что ничего нового никогда не будет, поэтому я обращаюсь к той точке, в которой ваши представления, которыми вы пользуетесь, намекают на ту деятельность, которую вы хотите или не хотите осуществлять. С моей точки зрения управление должно исходить из того, что новое возможно. Но если хотите это такой символ веры, не требующий обоснования, не нуждающийся ни в каком другом обосновании, кроме того, что только в таком мире он управленец может существовать.

Вопросы:…… управляемого и управляющего.

П. Г. Щедровицкий: не обсуждаю второе пока вообще, потому что мы с вами про управление пока ничего не сказали для обсуждения этой темы, а что касается первого вопроса, фактически отвечаю вам, что конструкция будет теснейшим образом связана с тем, что мы хотим делать. Мы строим такое понятие об управление, которое нам нужно для реализации нашей управленческий деятельности. Вот назовете вы это целью или вы назовете это миссией, сущностью, мне сейчас не важно. Дело в том, что вы должны построить такое понятие об управление, которые вынете отсюда и наденете на себя. Оно должно быть соразмерно тем целям, которые могут быть поставлены, а затем реализованы. Я не знаю, какие цели вы будете реализовывать.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: это для вас, хотя если исходить из того, что вам нужно, не сколько норма действия, сколько рамка, то есть вы не столько нормируемы, сколько задаете пространство, внутри которого человек будет сам выстраивать. Для вас проблематика рамок является ключевой.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: в деятельном мире, да, конечно. Боле того можно сказать так, все те объекты, с которыми вы сталкиваетесь в мире деятельности не что иное как проекты других людей. А поэтому они соотнесены с этими целями, которые стоят за проектом. В том числе и те объекты, которые вы склонны рассматривать как чисто естественные. То есть понимаете это чрезвычайно тонкая зона, опасная, зыбкая. И в принципе вы можете сохранить элементы онтологии бога, рассматривая это как один из проектов. Самоопределясь, по отношению к такому проекту. Точно также как к проекту другого масштаба, который создают ваши соседи, другие социальные группы и так далее.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: я знаю всего 3 онтологии: бога, космоса и деятельности.

Вопросы:…… … ничего нового нет.

П. Г. Щедровицкий: да. Наоборот мне все говорят, что ничего нового не будет. Мне все время рассказывают, что управление всегда было. Я все время возмущаюсь и говорю, что не хочу жить в таком времени, где все уже было. Я хочу жить в таком мире, где все возникает заново. Мне интересно в таком мире, в том мире мне не интересно. Противно даже, я бы сказал.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: глубоко укоренившееся субъективное, становится объективным.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: но в каком – то смысле можно и обратно, но тогда возникает и другой вопрос. Вот, понимаете, нас тормозит то, что вы невнимательны к тому, что я говорил раньше. Вспомните, как я описывал схему, введенную Фихте Вы помните, там было несколько шагов: первое, объективность существует и полагается как противостоящее мнение, требующее от меня чего-то, второе, объективное не существует помимо нашей воли, от нас зависит продвижение этой объективной тенденции. Это не столько объект, сколько проект, то есть то, что мы, вбрасываем в мир, но при этом мы вынуждены присваивать какие – то смыслы, вводить какие – то координаты для своего действия. Всегда возникает вопрос самоопределения. Есть нечто, по отношению к чему мы должны самоопределяться, есть мы, которые самоопределяются, и есть мы, которые находятся в ситуации самоопределения. Это разные стороны одного и того же процесса. Если объективного нет, то нет предмета для самоопределения. Человек, которому ничего не противостоит, ему не нужно самоопределяться. Нет того по отношению к чему это самоопределение необходимо. С другой стороны самоопределение закладывает разделение в каждом акте двух сторон человеческого. Вот того субъекта, который самоопределяется и той марионетки, о самоопределении которой идет речь. Вы про себя можете сказать, я управленец. Но обратите внимание, что это значит, что есть некое я, которое не сводится к профессиональной деятельности управления, а есть та сторона вас, с помощью который вы самоопределяетесь в этой ситуации. Вот три разных момента. Поэтому на ваш вопрос можно ответить: да, конечно. Но также как объективные элементы ситуации определяют субъективные и наоборот. Объективное – это глубоко укоренное субъективное не просто в отдельном акте, в совокупности актов самоопределение некой эпохи, некой социальной устойчивой группы, нации. А с другой стороны, что такое субъективное – это хорошо понятое и отрефлектированное объективное. Поэтому обе стороны возможны.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: я отвечал. Понимаете, если вы задаете свой вопрос в методический плоскости, то каждый раз я эту границу провожу специально. Но, если вы спрашиваете о принципиальном подходе, то я скорее склонен отрицать опыт, нежели на него ссылаться и опираться. Я исхожу из того, что ситуация новая, тот опыт, который есть в ней не сработает. Я с этого начинаю, после этого я поворачиваюсь назад и выделяю те элементы опыта, которые могут сработать. Это другая схема, по которой вы думаете, что опыт может сработать, а может и нет. Это другой тип самоопределения, другая логика. Мы вчера обсуждали опыт использования энергосистем в разных городах. Берем ситуацию Екатеринбурга. Собралась группа носителей опыта, те кто участвовали в конкретных проектах на этих системах и полный ноль. Они долго друг другу жаловались, как у них там все это происходит. На вопрос, что делать в этой ситуации, они сказали: не знаем. Если бы они пошли принципиально другим путем, если бы они построили схемы действия по отношению к этой ситуации, как принципиально новую. Так они бы сказали: Во, так мы уже делали в Омске, а вот это мы пытались делать там то, и увидели бы элементы опыта в этой схеме, но не наоборот.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: дело в том, что когда вы придете в реальную ситуацию и вынуждены, будете самоопределяться, то выясниться, что вы ничего не поняли из того, что я говорил. Выясниться, что в вашем действии смысла связанного с тем, что говорил я нету. А до этого определить поняли вы или не поняли невозможно, потому что определить можно тогда, когда вы построите осмысленное поведение в новой ситуации в этих рамках. А то, что вы записали, что-то и будете повторять. Это не значит, что Вы поняли, поэтому я думаю, что в вашем сознании остается тюремщик, да вы думаете, что это Щедровицкий выпендривается. Управление всегда было, когда вы придете, куда – ни будь там, и вы думаете, что там есть управление.

Вопросы:…… я думаю, что вы монополизируете слово управление для себя …

П. Г. Щедровицкий: нет, что вы. Я знаю еще нескольких человек.

Вопросы:…является ли управление – одним из способов решения задач или …

П. Г. Щедровицкий: нет. Я исхожу из различия задачи и проблемы. Я считаю, что задача – это то, что имеет решение, а проблема – это то, что решения не имеет. Там, где есть задача, управление не нужно. Можно, конечно, привлечь такую конструкцию сложную как управление, но она будет избыточной. Но может случиться так, что внутри этой конструкции задача трансформируется в проблему и то, что вам, казалось, имеет решение, перестанет его иметь. Попадет в новую ситуацию, в новую среду. Управление нужно там и тогда, где вы сталкиваетесь с проблемами. Очень интересный момент, а дальше, про объективное и субъективное. Есть такая установка, которая все проблемы сводит к задачам. Но все ситуации и задачные, и проблемные сводят к задачам. Это значит, что решается не проблемная ситуация, а решается то, что может быть рассмотрено и сведено к задаче. Это означает любопытную вещь, что мы делаем не то, что нужно, а то, что можем. Мы игнорируем все, что выходит за границы уже известного способа решения, сводим ситуацию к средству, которое уже есть, и даже может решить ситуацию. Но может оказаться так, что этот проблемное состояние или ситуация, они не вписана. Теперь смотрите, может быть, другая установка: любую задачу трактуем как проблему, в том числе задачную, имеющую решение. Как вы отделяете задачу от проблемы. Любая ситуация может быть протрактована как задачная и она может быть и проблемной. Все зависит от того, вы чего хотите. Мыслить и действовать в границах зарплаты, решая некий класс типовых задач.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: у вас все время ситуации, которые могут быть решены на основе опыта.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: у вас все операции типовые.

В.: но до определенного момента.

П. Г. Щедровицкий: интересно? До какого?

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: я не могу прокомментировать. Мне не важно, что вы сказали. Типовой элемент включен внутрь, и вы всегда должны знать, что он может не сработать. Либо вы решаете типовую задачу, а любая внештатная ситуация для вас кризис. Причем кризис, решение которого не будет найдено и потом.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: давайте удерживать ту границу, на котором мы находимся. Основной смысл этого параграфа заключался в том, что та методология мышления, которой я пользуюсь, относится к системной парадигме, к системному способу мышления. Что, значит, мыслить системно? Это значит, первое, не думать, что сущность вещи находится внутри нее, а четко понимать, что сущность вещи заключена в совокупности функциональных отношений, второе, для конкретного нашего рассуждения надо понимать некоторые подходы, сквозь которые будем рассматривать интересующие нас …

Кассета №6

П. Г. Щедровицкий: … профессиональной формы организации деятельности. Они разномасштабны, но задают некое первое поле, поле смыслов, внутри которого я бы предполагал дальше, вводя еще дополнительные рамки, я сейчас скажу какие, фокусировать представление об управлении. При этом я исхожу из того, что если вы не удерживаете этого метода, то вам довольно трудно следить за тем, как я двигаюсь. Вам кажется, что мое движение либо вовсе не связано с предметом, мы все время говорим, про что-то другое. Либо вы улавливаете смысловые, ассоциативные связи, но не очень понимаете, какой вывод Вы должны сделать. Я указываю вам на то, что эта трудность нормальна, что вам стоит начать привыкать жить в таком мире, неустойчивом, где нет жесткой определенности, где нет определений. Это определенности функциональных конструкций. Они все время меняются и во времени… Все время идет изменение как поля функциональных отношений, так вот этих узлов функций. Это был основной смысл параграфа. После этого вы должны возвращать к предыдущим параграфам, задавать мне вопросы из них. Я вам из них отвечаю. Последний момент, за который вы, почему-то уцепились о различии между задачной и проблемной организации. Вот это различие вводилось мной в строго определенном контексте, я отвечал на вопрос Германа про отношении субъективного и объективного и отношения между опытом и новым и зафиксировал, что это решение в каком-то смысле ценностное и эмпирическое. Мы может исходить из того, что всегда есть опыт. И надо этот опыт взять и использовать в новой ситуации, а может исходить из того, что ни какая ситуация не может быть решена на основе опыта, опыта нет. Эта два разных способа самоопределения. Оба имеют свои плюсы, оба имеют свои минусы. Когда я говорю, что есть задача, есть проблема это не значит, что можно сказать, что эта задача, а это проблема. Я говорю, что одну и ту же ситуацию мы может анализировать как задачную, сводя ее к имеющемуся способу решения, то есть считать, что способ решения и опыт с ним связанный это главное, а каждая новая ситуация должна быть обрезана до применения опыта. Можем исходить из прямо противоположного, что каждая ситуация новая, независимо от того, новая она на самом деле или такая же как была. И рассматривать ее как проблемную, то есть не имеющую решения. Вы у меня спрашиваете, почему мы самоопределяемся так, а не иначе. Нет ответа на этот вопрос, есть ответ: зачем? Для меня проблемный способ самоопределения требует управления, а задачный способ не требует. Для меня использование имеющегося опыта не требует управления, а новая ситуация, которая не имеет опыта требует управления.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Я в принципе мыслю системно. Невозможно ответить на вопрос, что лучше, что удобней.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: как вам ответить?

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Бабушка в детстве уронила. Нет, наверное, несколько раз в жизни выбирал. Например, одну ситуацию могу рассказать в качестве байки. Я в 91 году в апреле месяце начал работать с компанией «Алмазы России – Саха», тогда оно называлось ПНО «Алмаз». В августе подписал с ними большой контракт на системную реорганизацию, в рамках которой надо было провести акционирование много еще чего сделать. Говорят, что это был крупнейший, по тем временам, консультационный контракт. Где-то года через полтора меня позвали однажды в штаб-квартиру в Москве и предложили стать вице-президентом компании по стратегическому развитию. Я отказался. Вот в этот момент я выбирал. Я выбирал, либо вхождение внутрь административной системы с переходом к типовым задачам, потому что в конечном итоге задача участника административной системы свести некую ситуацию к совокупности задач, которые могут быть решены линейными подразделениями, а потом положить ноги на стол, время, от времени контролируя выполнение. С другой стороны была ситуация открытого рынка, в котором постоянно возникали новые ситуации, для которых не было решения. По тем временам зарплата, которую они мне предлагали, была баснословной, то есть она, заведомо превышала доходы, которые я получал с рынка. Однако, если смотреть с сегодняшней точки зрения, совершенно понятно, что я и сейчас бы получал такую же зарплату там, если бы я туда пошел. Моим сегодняшним доходам та зарплата заведомо не соответствует. Наверно, таких ситуаций было несколько разных, все зависит от выбранной стратегии. Это ценностное самоопределение, оно не вызвано ситуацией. Ситуация может быть и такой, и другой, оно может быть проинтерпретирована и таким, и другим образом.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Сведение проблемной ситуации к задаче? Но там всегда есть некие допуски, и понятно, что есть ситуации, которые нельзя свести к задачам. Нужно понимать, что когда мы выходим за пределы рассуждений и переходим в реальную ситуацию, есть ситуации, по отношению, к которым я говорю решения нет. Тоже ведь очень любопытный момент, посмотрите мысленным взором, как разворачивалась ситуация экономической реформы. Была страна со своим специфическим хозяйственным комплексом, со своей историей, со своими социальными структурами, политической системой. Теперь приходит некий внешний управляющий, который начинает рассматривать движение этой ситуации через последовательность типовых действий. Он говорит: «Вот была приватизация, мы применим программу приватизации, потом была программа либерализации, и ее мы применим». Теперь обратите внимание, если вы его спросите в тот момент, уверен ли он, что ситуация может быть расчленена на ряд задач, которые имеют в истории и культуре способ решения. И такая последовательность задач приведет к решению ситуации, он скажет нет, не уверен. То есть в этом смысле не нужно думать, что когорта реформаторов 90–х годов была уверена в том, что эта ситуация решается задачным способом, но дальше возникает простой момент, они вас спрашивают: «если не так, то как?» Что, значит, решать ее проблемно. Представим себе, что весь имеющийся опыт не работает. Никакие инструменты макроэкономического регулирования не могут быть использованы, что дальше? Я утверждаю, что в этой точке возникают проблемы управления. Сильный тезис.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Они не сопоставимы, они не лежат в одной плоскости.

Вопросы:……

Щ.: нет, я не думаю, знаете почему? Потому что в тот момент, когда вы вводите рамку проблематизации изменения масштаба. В тот момент, когда я говорю, что имеющиеся средства и опыт существуют, что ситуация является проблемной, я должен провести ее границу, может так оказаться, что эта новая граница пройдет совершенно в ином месте. Мне сказали, что нужно реформировать региональную энергосистему, я пришел, посмотрел на то, что там происходит, и пошел заниматься информационными технологиями. Тот, кто решает задачные рамки, он меня спрашивает: ты что? Тебя просили энергосистему реформировать, а ты, почему-то пошлел заниматься информационными технологиями. Я ему отвечаю проблема не здесь, проблема не в станциях тепловых, проблема в другом месте. Ситуация иначе структурирована, до того момента как я квалифицировал ее как проблемную, а следовательно начала менять границу, да я буду реформировать энергосистему, у меня такая задача.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: это результат специального мышления, которое называется управленческое. Обратите внимание на такие смешные вещи, я когда лекции управленцам читаю, то начинаю с простых вещей. Я говорю следующее: «Вот, например, в Канаде приняли закон о муниципальном домостроении, звучал он следующим образом: «каждое жилище должно иметь свой выход на улицу». Что произошло? Снизилась подростковая преступность и много чего. Представим себе человека, который мыслит задачно. Есть задача – снизить подростковую преступность. Вопрос: «Как скоро он поймет?».

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: в задачном способе никак, потому что в опыте есть только то, что есть, новая конструкция не возникнет.

Вопросы:…… как эти два способа соотносятся с системным мышлением?…

П. Г. Щедровицкий: ответов может быть много разных, но наверно один из возможных в нашей ситуации будет таким. Задачная ситуация сфокусирована на средстве, а проблемная скорее всего на границе.

Вопросы:…… то есть как бы проблемная…

П. Г. Щедровицкий: он ищет новую границу. Это поле оно бесконечно, можете считать, что вся доска изрисована кружочками.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: никакой причинно – следственной связи между домостроением и преступностью нет. Более того, та, которую вы потом обнаружите, эта будет ложная связь.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: никакое изложение случая ничего не дает. Просто то, что я рассказываю, оно дает, а то, что там было. Ведь вы никогда не попадете в 91 год, каждая технология решения она уникальна, она зависит от конкретной ситуации.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: вот смотрите, что я хотел рассказывать до того как я решил обсудить этот параграф, я нарисовал такую последовательность, после прошлой лекции в первый раз. У меня получилось так: первый параграф – ситуация, второй параграф – …, третий параграф – порядок, организация, потом возник факультативный вопрос «о науке» и типология. «Почему социология не наука?» спросили меня. И, наконец, сегодня параграф, который связан с системным мышлением. Теперь очень любопытный момент. Если бы я вам читал систематический курс лекций, то я должен был с этого начать. Можно приблизительно догадаться, что бы произошло. Здесь было бы всего 3 человека. Теперь обратите внимание, это дидактика – это всегда проблемная ситуация. Что есть основной вопрос дидактики? Заключается в том, что через, что вводится. Как ввести неизвестное через еще более неизвестное? Если представить себе, что сидящий в зале слушатель, студент, он не имеет представление в какой – то области, то возникает вопрос, как ввести то, по отношению к чему нет опыта в этой области. Как ввести абстрактные вещи? Обратите внимание, я думаю, что многие ваши преподаватели не рискуют. Легче говорить о том, что имеет эмпирические характеристики, труднее говорить о том, что не имеет таких объектов в опытах. Кстати, между прочим, есть вторая сторона дел, можно говорить о тех объектах, которые находятся в действительности теории, то есть задавать жесткую конструкцию рамок, вводить гипотезы, которые структурируют это пространство, а потом внутри вводить систему аксиом, а потом некую систему вывода. И неимоверно трудно размышлять и действовать в условиях, когда плывет пространственная граница. В седьмом параграфе я предполагал вводить развитие, в восьмом параграфе – мышление, в девятом параграфе понятие «практика». Хотя можно пойти другим способом, в девятом параграфе ввести управление. Я утверждаю, что вот эта конструкция достаточна для того, чтобы ввести первое понятие управления. Можно в десятом параграфе, если идти по короткому пути вводить управление вот здесь. После этого можно еще раз поговорить про профессию. И тем самым замкнуть понятие «управление» на более или менее понятную социальную карту тех ролей, которые сегодня связываются в этой идеей управления. Смотрите, вот это есть полный цикл. Я свожу проблемную ситуацию к задачной. На вопрос: «поймете ли вы что-то про управление?» я скажу: «Да, поймете». Но каждый поймет разное, но за счет вот такого специфического денотата профессии, у каждого, кто не очень въехал в эти сложности, будет впечатление, что он кое – что понял про управление. А длинный путь будет предполагать введение понятия «практики», после этого типология практики. А этих практик не так много есть хозяйственная практика, есть политическая, есть образовательная. После этого в этих практиках будут выделяться функции, которые связаны с управлением, основные характеристики современной эпохи, основные вызовы, после этого будет управление. Но которое будет характеризоваться не через тип мышления и социальную организацию, а через класс решаемых задач в разных областях. Многое задано потреблениями, но тогда получается, что вот этот контур является объективацией для этого. Один раз, я объективирую через идею профессии и считаю, что она тот оператор, через который вы все сложности преломляете к окружающему миру, а в другой раз, я ввожу конструкцию связанную с современной эпохой, с теми вызовами, которые накопились в разных практиках, на которые управление вынуждено отвечать. Это для вас способ объективировать контекст.

Касета №7

 24 апреля.

П. Г. Щедровицкий: Как вы, наверное, догадались из всего предыдущего изложения, я исхожу из той гипотезы, в соответствии, с которой в конце XVIII начала XIX века в европейском мышлении произошел очень существенный перелом. Сложился новый строй категорий, если хотите новая формация мышления. И в различный философский, исторических, естественнонаучных дисциплинах началось выстраивание того, что уже в XX веке один крупный мыслитель Томас Кун назвал парадигмой. Это греческое слово, обозначающее некую мета норму или систему норм, нормативных представлений и понимая под этим некую связанную совокупность представлений о мире с одной стороны, как действовать в этом мире с другой стороны. Итак, складывается новая формация мышления, новая парадигма, ее каркасную структуру образуют несколько категорий (см. 1 параграф). Категорий, как конститутивных, описывающих устройство мира, как он устроен на самом деле, какое устройство он имеет, и регулятивных, то есть категорий, отвечающий на вопрос, как мыслить и как действовать и жить в этом мире. Я уже говорил на лекции, что одной из важнейших категорий, задающий эту каркасную структуру, является категория ситуации, связанная с ней категория самоопределения. Сегодня мы будет рассматривать 3 важнейшую категорию развития. При этом обращаю ваше внимание на то, что я обсуждал в прошлый раз, что когда мы какую ту одну рамку, то она задает достаточно аморфное поле возможных и допустимых представлений, в то время, как, создавая более сложную конструкцию из двух и более рамочных представлений, то это поле становится гораздо более ясным в своих границах, в своих контурах и потенциальном содержании. Поэтому, когда я говорю, что категория развития является одной из основных и во многом категорией, которая связывает и собирает все остальные в единый контур. Я имею ввиду, вот такую специфику это пространства мышления, появление в нем категории развития задает гораздо более определенный и жесткий набор требований, к тому, как мыслить о мире и к тому, как может, представлен нам этот противостоящий мир. В первой лекции я обратил ваше внимание на очень важный момент, разделение категории на конститутивные и регулятивные, выделение функции этих категорий в мышлении и деятельности. это означает, что категория любая может использовать как в конститутивных, так и в регулятивных функциях, как описывать противостоящий нам мир, так и указывать на способ допустимого в этом мире мышления или действия. К таким полифункциональным категориям относится категория развития. Потому что мы можем с одной стороны говорить, что мир развивается, мир имеет структуру устройства развития, мы живем в развивающемся мире, а с другой стороны говорить о том, что категория мышления указывает на способ организации нашего действия в этом мире, и тогда мы будем вынуждены сказать, что мышление и действие имеет структуру развития. В развивающемся мире можно только развиваться. Только организуя свое мышление и свою деятельность на принципах развития, можно быть соразмерным сомасштабным миру , который по своей внутренней природе развивается. Возвращаясь на полшага назад, можно сказать, что в конце XVIII века идея развития приобрела характер одной из, а потом и более предельной ценности. Какое время эта категория и эта совокупность представлений, в том числе ценностно-окрашенных, борется с другими категориями, конкурирует с ними, в какой то момент начинает их вытеснять, в частности с категориями воспроизводства и порядка. И ценность развития постепенно признается в качестве осевой ценности современности. В этом плане я вам рассказывал о Фихте и его работе «Основные черты современной эпохи», о его некоторых исторических представлениях. Можно казать, что в основе той картины мира, которую начинал выстраивать Фихте, опираясь на …

Назвать, что-то развитием мы можем только соотнесением этого процесса к некой ценности. Очень смешно по этому поводу рассуждает Лубоцкий. Он говорит: «Если мы берем структурные характеристики шизофрении и скажем детского творчества, то и то и другое имеет одинаковую логическую структуру. И там и там есть новообразования, и там и там есть преемственность, но одно мы, почему-то считаем полезным, а другое мы считаем ценным и собственно называем развитием» Отсутствие ясной рамки дает нам возможность отнести тот или иной класс процессов однозначно к категории развития. Завесили вопрос о содержании развития. Вопрос о том, что может признано развивающимся объектом. Удержали в памяти 2 функции этой категории. С этой точки зрения отсутствие объектов, которые отвечают логическому аппарату, логической структуре развития не означает, что мы не можем пользоваться этим понятием в регулятивной функции. Это не значит, что мы не можем с помощью этого понятия и категории организовывать собственное мышление. Можем, несмотря на то, что развивающихся объектов нет. Очень любопытный парадокс, иллюстрирующий то, что я ввел в первой лекции, как проектность мышления. И еще две любопытных логико-методических сноски. Первая, что развитие признается достаточно быстро процессом неоднородным, это означает, что развитие не происходит одномоментно, а всегда будет …, всегда происходит в каких – то точках, где возникает, а где-то не возникает, и распространение процессов развития, как самих процессов, так и эффектов развития точно также неоднородно. Развитие бывает ограниченным ресурсом, его не бывает много. Развитие является дефицитным ресурсом. Оно происходит, где-то, новое качество возникает в точках, и потом достаточно сложно это новое качество осваивается другими составляющими системы и распространяется от одних точек к другим точка. Второй момент: развитие неопределенно в той мере, в которой мы переходит от чего-то к чему-то. В какой мере следующий шаг развития, то к чему мы идем в ходе развития неизвестно в своем содержании. Мы уходит оттого, что есть, мы отказываемся оттого, что есть, мы признаем ценность постоянного изменения. Мы не знаем, к чему мы придем. В этом плане любой шаг развития есть риск. Это значит, что процесс развития неопределенен в своем завершении, а те, кто включены в процессы развития несут на себе риски этой неопределенности. Когда я сказал о том, что констатация развития или признание какого-то процесса развитием, предполагает включение ценностей, я тем самым косвенно утверждал, что без самоопределения субъекта развития не происходит. В этом плане проведение границ развивающего объекта или системы, проведение или отделения одного процесса от другого по критерию развития всегда производится этим субъектом. Этот субъект привлекает определенную рамку, именно привлечение этой ценностной рамки позволяет нам вырезать тот процесс, или положить в проектном залоге ту систему или тот объект, который будет нами признан как развивающийся. В этом плане категория субъекта, не путать с категорией субъективности в европейском мышлении тоже появляется примерно в эти годы, тесно связана с идей развития с одной стороны, идей самоопределения с другой стороны, идеи ситуации с третьей. Очень интересно у Гегеля понятие негативного класса. При этом не в социологическом смысле, а в смысле того, что это есть тот тип субъектов, который реализует историческую основу, тот тип субъектов, который берет на себя риски, связанные с развитием, с процессами развития так таковыми, и берет на себя ответственность за полагание образа будущего. Следовательно, дает ответ на вопрос: «А куда мы, собственно говоря, идем?» Вот эта акция самоопределения, проектирования и полагания будущего тесно связана с риском. Приводит к образованию субъекта, этот субъект берет на себя миссию развития и является негативным классом по Гегелю. Реализует ту или иную историческую возможность, превращая ее в событие. При этом в каждой точке веер возможностей достаточно широк. То, что произойдет в результате этого акта самоопределения неизвестно и только в процессе самоопределения действия, опираясь на те или иные ценности, это процесс изменения происходит реально. Мы может сказать: «произошел шаг от чего к чему-то, за счет самоопределения действия этого субъекта». Этот субъект есть не что иное, как обратная сторона объекта развития. В системно – мыследеятельностном подходе достаточно долгое время использовалась такая вот схема, которая в около методологической литературе получила название «шага развития». Схема состоит из нескольких уровней: первый, когда вводится логика, включающая в себя прошлое, настоящее и будущее. Собственно схема «шага развития». На этой схеме изображена некая прошлая ситуация, внутри ее участник, наверное, правильно исходить из того, что у нас не один, а несколько участников, используя те или иные свои интеллектуальные и мыследеятельностные ресурсы, выходит из этой ситуации в новую позицию. Позиция изображена фигуркой со звездочкой, ее отличие от включенной позиции, погруженной внутрь ситуации. В этой внешней позиции со звездочкой, разрабатывает некий проект, то есть артикулирует свое представление о том, как может быть устроено будущее. Естественно привлекая к этому какую – ту совокупность ценностных представлений, которые изображены на схеме рамками, затем к реализации этого проекта. При этом будущая ситуация в отличие от прошлой рисуется пунктиром, это символизирует ее неопределенность.



Схема №6,7

Самое банальное прочтение этих двух схем в связи друг с другом заключается в том, что вне самоопределения субъекта будущего нет. Еще раз подчеркиваю то, что я нарисовал в конце в виде этих двух схем, которые вместе составляют комплекс схемы «шага развития», частично складывают и отражают тот совокупный смысл, который я излагал в тексте, в начале лекции, частично схватывая и переводя совокупность философских мыслей в схему, направленную на организацию мышления и деятельности, или выражает некую совокупность смыслов в схеме, направленной на обеспечение организации мышления и деятельности. Какие вопросы?

Вопросы:…… можем ли мы … трактовать преобразование как развитие…

П. Г. Щедровицкий: нет, не можем. Преобразование – это преобразование. В той ситуации, которая будет зона, контролируемая преобразованием, будет несоразмерна тому, что получиться. Развитие неопределенно, будущее всегда пунктирно. Но если вам нравится, хотя это категориально не чисто, показать, что лишь часть этого будущего реально контролируется искусственно-технической сознательной деятельностью человека. В этом смысле лишь часть некая часть составленного будущего есть реализация проекта, то есть преобразования. Какая – та часть этого будущего есть инерционный переток прошлых составляющих в новые, какая-то часть этого будущего есть конкуренция разных проектов. Мы с вами рисуем схему в плоскости, а реально здесь будет группа проектировщиков, которая будет осуществлять свой проект, то, что сейчас произойдет никогда не будет соответствовать ни одному из этих проектов, не будет никакого преобразования. Мы никогда не узнаем, что будет, потому что всякая попытка узнать есть уничтожение будущего. Мы, конечно, будем пытаться узнать, что будет, надеется, что он знает будущее. Но самоопределения в рамках развития исходит из того, что будущее неопределенно. Всякое остальное самоопределение не является самоопределением в рамках развития.

Вопросы:…… в чем разница отсутствия будущего и неопределенность в будущем?

П. Г. Щедровицкий: есть все время, длящееся прошлое, я боюсь, что и настоящего нет. Хронотоп настоящего задается рефлексией проектирования.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: нет, потому что мы с вами не дошли до самого главного вопроса, что мы будет считать развитием, что мы будем считать развивающимся, а что мы будем считать сопряженным, сопричастным развитию. У Аристотеля есть такой термин «по сопричастности», в этом смысле чему мы будем приписывать изменения по сопричастности, а что мы будем считать основными содержательным направлением процесса развития.

В.: самоопределение является … отдельных субъектов?

П. Г. Щедровицкий: Что такое отдельные субъекты?

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: идея общества, придуманная Людвигом Фанштейном, состоит в том, чтобы придумать нового субъекта. Но на вопрос о том, что есть субъект, Людвиг Фанштейн ответил: «государство и общество». Впервые ввел в наше европейское мышление 2 категории. До него никто не говорил про общество, никто не знал, что это такое. «Люди не субъекты, люди навоз истории». (Гегель). У вас проблема в том, что когда вы говорите «субъект», вы думаете про людей, я про люди нечего не говорю. Понимание вот этой связки – это и есть процесс образования субъекта, поэтому и возникает вопрос: «Кто может выйти из ситуации?» Что нужно, чтобы появился механизм выхода из ситуации? Подъем в смысле массовидного явления. Что значить стать негативным классом по Гегелю? Что, значит, отказаться оттого, что было? Я могу описать онтологическую характеристику, она очень простая. Она состоит в том, что у вас меняется квантор реальности. Если все вокруг считают реальным то, что вас окружает, то вот этот субъект выхода признает более реальным то чего нет. Будущее, его нет. И отказывается от реальности того, что есть. В этом случае становится негативным классом, он отрицает то, что есть, отказывает этому статусе реальности, тем самым вступает в прямой социальный конфликт с остальными, которые живут в этом, для которых это реальность. И за счет вот этого шага, сопровождающимся целым рядом последствий, выход во внешнюю позицию, становится способным к проектированию. Зачем вам нужно думать, что новое – это хорошо забытое старое? В этом процессе отказа от прошлого формируется субъект. И до того как произошло самоопределение субъекта, нет. Уже 150 лет идут рассуждения на эту тему, после того как Гегель написал про негативный класс, социологи стали упражняться поисками негативного класса. Энгельс пишет: «пролетариат – негативный класс», излагает Гелевскую схему в аспект социологии. Говорит: « Вот потому у них нет собственности и ничего кроме своих цепей, поэтому они легко отказываются от того, что есть. Потому что у кого есть собственность, от нее трудно отказаться». Выходит во внешнюю позицию и строит коммунизм. Поэтому «энгельский» и «марксовский» пролетариат это попытка найти в окружающей мире негативный класс, способный стать субъектом развития и обнаружить его социальную … Вот Энгельс, переписывая местных английских экономистов, рассказывает, как они плохо живут, работают по 16 часов, поэтому они негативный класс. Если вы берете работы Манхейма, то он на этот вопрос отвечает интеллигенция. При этом, опять заимствуя термин у Шеленга. Потому что впервые Шеленг рассмотрел интеллигенцию не как социальную группу, а как способность мыслить. Утверждая, чтобы отказаться оттого, что есть и придумать новое будущее, нужно обладать способностями. Какими? Мышлением, мозгами, а поэтому единственным негативным классом является интеллигенция…. А Макхейм начинает ее искать, говорит: «О, вот они! Они оказывается вот такие профессора, преподаватели, журналисты. Вот какая у нас интеллигенция в начале двадцатого века.» Не менее важно нужно понимать дискуссии между Троцким и Лениным. Троцкий говорит: «негативным классом является молодежь, потому что их ничего не связывает. Именно молодежь в силу своих возрастных и десоциализированных … характеристиках будет негативным классом». Поэтому, кто будет субъектом развития? Молодежь. Что Троцкий говорит, то Мао Дзедун делает. А Ленин ему возражает, что не молодежь, а партия нового типа, которой не жалко ломать. Большевики будут субъектом, который производит изменения. Про людей я здесь вообще не говорю. Люди – это хорошая вещь, все зависит от того, в какой компашке они родились. В хорошей компашке – хорошие, в плохой – плохие.

Вопросы:…… Обучение – это развития …

П. Г. Щедровицкий: Я не говорю про обучение и развитие, хотя в олиготической науке XX века это была важная тема. По сколько они считали, что созревание человека – суть развития, то они задавали себе следующий вопрос: «Обучение, оно должно следить за этим ростом, следовать за ним …концепции обучения».Разбиение на этапы и построение обучения в соответствии с этими этапами. Следующая концепция в том, что развитие следует за обучением. Обучение задает требования, а развитие тянется за обучением. В начале 20 – х годов этого столетия.

Вопросы:……. какой сейчас самый модный негативный класс?

П. Г. Щедровицкий: говорят, что сейчас самый модный негативный класс – это техноструктура. Вот эти носители информации, знания. Ведут нас к будущему, а на самом деле будущее неопределенно. Если мы находимся в условиях развития. Поэтому, кто будет негативным классом, мы сказать не можем. Но поскольку, будущее неопределенно в своем результирующем, но при этом обладает определенностью самоопределения, то одни делают одно, другие делают другое. Одни считают, что негативный класс – это пролетариат, а другие, что партия нового типа, и действуют в соответствии со своим представлением. Самоопределяются, рискуют, одни выживут, другие проигрывают.

Вопросы:…… развитие – это проект или продукт проекта?

П. Г. Щедровицкий: развитие – элемент способа мыслить. Есть категория, задающая способ мыслить, в частности вот по такой схеме.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: очень просто, я должен вам сказать по секрету, если вы не знаете, что будущее неопределенно, то вы не можете спроектировать, тут будут трудности с самым главным с реализацией проекта. А проект, который не предполагает реализацию, это не проект, а …, фантазия. Я не исхожу из того, что здесь будет борьба и конкуренция за реализацию проекта, то, что получится, будет принципиально отличаться от того, что я спроектировал.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: вы упустили важный момент в моих рассуждениях. Что когда мы признаем ценность изменений чего-то к чему-то это одно, но это еще не развитие. А вот, когда мы признаем ценность изменений и тем самым производим следующее, отрываем форму процесса изменения от содержания самих состояний. И говорим, что это состояние будет точно также меняться. То с этого момента ваш вопрос теряет смысл. Как только вы начали двигаться, вы совершенно точно находитесь в ситуации неопределенности.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: в принципе, да. Хорошая тема – одноразовый субъект. Хотя, если мы смотрим в прошлое, то мы видим, что эта шаги развития занимают определенные исторические промежутки, на которых этот субъект достаточно определен. Он меняется в ходе своего включения в процесс развития.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: схема она на то и схема, что позволяет положить это как элементы одной конструкции.

Вопросы:……… результирующая всех проектов?

П. Г. Щедровицкий: да, конечно. В 70 – е годы такой ученый, который много занимался исследованиями Маркса, сказал фразу, которая кочует из книжки в книжку: «Пролетариат оказался не состоявшимся классом». В каком смысле, не в том смысле, что не было пролетариата, не было этих самых несчастных рабочих, угнетенных капиталистическим трудом. В том смысле, что никого шага развития с пролетариатом не было связано. Кризис советского союза был вызван тем, что вовремя не сбросили пролетариат. Продолжают думать, что пролетариат есть субъект развития, вместо того, чтобы сделать ставку на пролетарий умственного труда, опять термин введенный Беллом «пролетарий умственного труда». Почему, потому что тот пролетариат стал уходить, а этот стал появляться. А структура общества была таковой, что в ней делалась ставка на рабочий класс, а ставка на пролетарий умственного труда не делалась. Вот в этой раскоряке, простояли 60 – е годы, мы проиграли научно–техническую конкуренцию. Мы все время поддерживали уходящие профессии. Проиграли научно–техническую гонку, проиграли холодную войну. (Тургенян) Если бы сделали ставку на когнетариев, то не было поражения в холодной войне. Думаю, что все подобные социологические обсуждения они не схватывают механизма. С этой точки зрения рынок будет падать, все скажут, что техноструктура тоже оказалась несостоявшейся. В том смысле, что не реализовала историческую возможность. Наша картинка истории все время меняется, мы ее все время переписываем. С точки зрения будущего, по разному, смотри прошлое. Я с самого начала говорил, что я делаю псевдоисторическую конструкцию. Я все время переписываю историю, стоя вот здесь.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: еще не известно. Не в том смысле неизвестно, что сказать нельзя, а непонятно, кто вы. Вы субъект, принадлежите ли вы какому – либо субъекту? Складывающемуся, сложившемуся. Как только вы начинаете двигаться вот в этом процессе, обведенному …

 

Кассета №8.

Сторона. А:

…..Ближний и дальний……………………бывший геолог и один из учеников Карла Коппера, Н. Винер, решая ряд задач, которые связаны с созданием автоматизированной системы наведения зенитного орудия, построил схему, которая в дальнейшем легла в основу так называемой кибернетики и считается одной из первых попыток ответить на вопрос: что такое управление?



Схема акта деятельности №8

Эта схема сегодня известна практически каждому, я думаю, что любой из вас пользовался понятием прямой и обратной связи, и может быть даже некоторые из вас считают, что это имеет какое-то отношение к управлению. Задача, которую ему пришлось решать, грубо выглядела следующим образом: он анализировал работу наводчика зенитного орудия, а как известно, в тот момент этот наводчик действовал следующим образом: он вращал специально созданный для этого наводящие маховики, осуществлял выстрел, после этого зрительно отслеживал координаты разрыва снаряда и сопоставлял их с координатами движения мишени летящего самолета, после чего производил ручную наводку и снова стрелял. Орудие было относительно скорострельным, работа была чрезвычайно сложной, потому что требовала высокой самоорганизации. Нужно было в темпе ведения огня одновременно проводить коррекцию самого …….., а соответственно, этот описанный мною в грубом виде алгоритм Винер попытался обсчитать, построить соответствующую математическую модель и перенести работу наводчика на соответствующую автоматическую систему наведения, которая осуществляла бы то же самое. При этом параллельно он проводил общефилософскую, общеметодологическую рефлексию и результатом этой рефлексии стала схема, всем теперь известная, в соответствии с которой утверждается, что управление представляет из себя отношения следующего порядка: когда есть управляющая система, есть управляемая, а между ними устанавливается соответственно прямая связь, т.е. связь действия и обратная связь, т.е. связь отслеживания результата. Еще раз, проиграйте мысленно конструкцию действий наводчика: он стреляет, смотрит, где взорвался снаряд, сопоставляет различия между точкой разрыва снаряда и местонахождением самолета и, корректируя наводку, стреляет дальше. В 48 – 49 году Винер пишет работу, в которой, если мне память не изменяет, которая так и называлась «……….», в которой он фиксирует следующую вещь: вся обозначенная мной конструкция, описывающая управление как баланс прямых и обратных связей полностью исключает один единственный момент: кто сказал наводчику, что надо сбивать самолет. Откуда взялась собственно цель по ее содержанию. В вопросе о наводчике такой проблемы нет, всем понятно, что единственное, чем он должен заниматься, это сбивать самолеты, но как только мы начинаем переносить эту модель на другие объекты системы, возникает понимание того, что у этой модели вообще никак не учтен процесс целеобразования. Цель в данном случае появляется, откуда то извне, субъект постановки цели в этой схеме не присутствует, не по форме, не по содержанию, а сама эта схема предполагает, что цель уже задана и что ее достижение собственно и представляет собой тот комплекс задач, которые должен решать наводчик. Как только мы выходим за рамки подобной ситуации и задаем себе вопрос, а где собственно возникает цель действия? они ставятся на основе, какой работы, мы вынуждены проблематизировать эту схему и выходить за ее границы, пытаясь посмотреть, откуда же собственно в деятельности появляется цель. Для того, чтобы дальше обсуждать этот сюжет давайте с вами представим что у нас есть некоторая схема, которая в разных теориях деятельности, гносеологии в той или иной форме существует и носит название схемы автодеятельности и включает в себя как минимум следующий набор компонентов: с одной стороны есть деятель, у этого деятеля есть какой то набор способностей, навыков, умений, личных техник, у него есть опытная конструкция действия, которая может быть процедура, операциональна или технологически ……… есть тот материал, к которому применяется эти действия, есть продукт, который получается за счет переработки этого материала с помощью определенных операций, есть те знания, которые обслуживают его деятельность, ну и собственно есть те цели, которые с одной стороны, как писал Карл Маркс являются предвосхищенным представлением о продукте, который нужно получить ну и в грубой форме являются неким идеальным представлением, указывающим на …….., того, что человек хочет получить в результате своего действия в форме продукта.

Так вот если теперь мы задаем себе вопрос, откуда собственно он берет сырье, то мы попадаем в достаточно сложное положение: с одной стороны мы привыкли рассматривать цели как важнейший элемент любого акта деятельности, но с другой стороны и в этой схеме так же цели, которые существуют как наполнение блоков целей что в купе актов деятельности они раскладываются по логике схемы как нечто уже заранее данное. Более того, вот это философское представление о том, что цели являются предвосхищенным или идеальным представлением того продукта, который хочет получить деятель, не учитывая очень существенной проблемы: они не учитывают категориального разрыва между продуктом и результатом. Если говорить очень грубо, то можно сказать так: деятельность может быть продуктивной, но она может быть не результативной, деятельность может быть результативной, но не продуктивной. Почему? Потому, что сама переработка теперь исходного материала в соответствии с некоторыми технологическими процедурами может дать результат, который никем не будет употреблен. Вот здесь, в этом полюсе продукта начинается расщепление результата и собственно продукта, продуктивности и результативности и при этом продуктивность, характеристика продуктивности действия не выводится изнутри самого акта, она связана с некой более широкой системой деятельности, она связана с кооперацией; и только, если результат деятельности будет реально употреблен в другой деятельности мы можем сказать, что первая деятельность была продуктивной, поскольку понятие продукта и продуктивности теснейшим образом связано с употреблением можно помыслить себе такую ситуацию и более того, мы очень часто с такими ситуациями сталкиваемся, когда процесс переработки и трансформации материала есть, результат есть, но этот результат никем не может быть употреблен и в этом плане результат есть, а продукта нет. В свое время в этой логике, Виктор Иванович Данилов-Данилян проводил критику социалистических систем хозяйствования перерабатывается огромное количество материалов разного рода, тратится большой ресурс, получается что-то что никому не нужно, что никем не может быть употреблено, а следовательно вот эта компонента акта деятельности, которая связана с получением результата отрывается от кооперации, отрывается от другой деятельности и зависает в неком безвоздушном деятельном пространстве, в котором процессы употребления и использования, задающие собственно контур продуктивности они либо отсутствуют полностью, либо как то разбалансированы и не учитываются самим деятелем. Но как только мы вводим этот разрыв или вводим кооперацию, связанную с этим разрывом, если мы рассматриваем второй акт деятельности и начинаем обсуждать диалектику результата и продукта в контексте такой связки кооперации выясняется простая вещь: для того чтобы поставить цель нужно выйти за границы данного акта деятельности. И мы вынуждены рассматривать цели еще раз вне первого акта, в неком другом пространстве. В пространстве, которое по своей функции должно учесть и первый и второй акт при этом учесть их не просто так, а в определенной связи друг с другом, именно в той самой связи, которая превращает функционально результат одной деятельности в исходный материал или какой-то другой функциональный элемент следующей деятельности тем самым, обеспечивая продуктивность первой деятельности. Цели с одной стороны существуют ________ указывая на результат, а с другой стороны они существуют вне этого акта деятельности, указывая на продукт тем самым, указывая на другую деятельность. Наводчик стреляет, но непонятно кто ему сказал, что надо стрелять. Совершенно очевидно, что эта самая цель, как по своему содержанию, так и по тому процессу, который привел к появлению цели, находится вне данной деятельности, этот кто-то зачем-то должен сбивать самолеты или считает, что самолеты должны сбиваться. Момент в неположенности целей, этот момент, связанный с тем, что цели возникают в другом контексте, и этот контекст должен обязательно как-то, во-первых, учесть, а во-вторых, связать друг с другом два разных акта деятельности или две разных деятельности, оказывается чрезвычайно важным и собственно приводит к предположению, что производство цели само по себе является специальной деятельностью. Прежде чем перейти к этому сюжету, надо немножко поговорить про рефлексию. Поскольку совершенно очевидно, что сама процедура выхода из одной деятельности в некое, более широкое пространство с тем, чтобы на следующем шаге за счет каких-то специальных, интеллектуальных работ вернуться в эту исходную деятельность и внести туда новое содержание, в данном случае содержание цели вот эта процедура имеет в философии достаточно давно вполне специфическое название, а именно название рефлексии. Человек выходит из одной деятельности в объемлющую систему, выходит естественно не физически, а, прежде всего, интеллектуально и этот выход в объемлющую систему обслуживается и обеспечивается специальными, интеллектуальными способностями, которые в философии называются рефлексией. Первоначально этот термин возникает в философии здравого смысла, затем перекочевывает к другим английским эмпиристам, в частности к Д. Локку, который в развернутом виде популирует первое представление о рефлексии, как о повороте сознания или как о вторичных операциях сознания. Локк говорит так: вот когда мы чувствуем: то это первичная операция сознания, а вот когда мы чувствуем, – получувствуем мы выделяем содержание той самой первичной операции зрительной, осязательной, слуховой, то это рефлексия. Когда мы знаем нечто это первичная операция, а когда мы знаем что, мы знаем, то это вторичная операция и т.д. Собственно из этого затем уже элементы классической философии популируют понятие рефлексии как операции поворота сознания, превращения самого себя, своих ощущений, знаний, или неких процессов, которые приводят к тем или иным субъективным впечатлениям и представлениям, вот это превращение самого себя вот предмет и объект анализа и является основой рефлексии. Итак, Интеллектуальной, и даже субъективно-психологической основой той операции, процедуры, которые у нас есть (на доске) больше … объектную позицию с тем, чтобы разработать содержание цели интеллектуально психологической основой этой операции является рефлексия. Но при этом, эта рефлексия достаточно специфична, потому, что она должна завершиться целеобразованием, постановкой целей, и по своему предмету она включает не только исходный акт деятельности или его отдельные элементы, но и некую более широкую систему внутри которой этот акт деятельности находится и которая задает набор требований, а значит дальше может быть описана в системе функций, назначению функций к этому акту деятельности. Итак, основой выхода является рефлексия, но эта рефлексия очень специфична по своему предмету, предметом этой рефлексии является вот такая система отношений между двумя деятельностями или некой деятельностью и контекстом этой деятельности. Только проделав подобную работу, мы можем ответить на вопрос -–каковы цели данной деятельности. Ну а значит рефлексии здесь не достаточно, а нужна какая-то система мыслительных схем и представлений, которая собственно ответит на вопрос – а что это за другая деятельность, что это за контекст, который встроен? На каком основании мы можем ответить на вопрос что делать? Почему надо делать одно и не надо делать другого? На каком основании мы можем сформулировать систему внешних требований к нашей деятельности? Что мы положим в основу? Нужно соответственное мыслительное обеспечение рефлексии рефлексивный подход, который отвечает на вопрос - ……………………., а какова эта система требований, какова эта внешняя система, какой набор функций должен быть выполнен моей деятельностью, а следовательно каковы ее цели. Что делать человеку, который руководил предприятием в системе планового хозяйства и получал каждый год, соответствующий заказ, на производство определенных видов продукции, а затем ему говорят: Дружок все кончилось, плана нет, что тебе делать - мы не знаем, решай сам! Он спрашивает: Как? Ему отвечают: Ну, как, как – рынок анализируй! Он говорит: Какой рынок? Ему говорят: Знаешь иди! У нас перестройка! Если раньше он целей не ставил (!) да, он действовал, как тот самый наводчик, которому ну известно, что делать – убивать, ему надо было просто сбить с наименьшим количеством выстрелов, сэкономить снаряды для народного хозяйства. То, точно так же в этой ситуации он получал цель извне, сам этой цели не ставил, а должен был лишь обеспечить эффективную систему достижения этой цели. А если ему говорили, что, в общем, результат он на входе в основном, и никто им не пользуется, он отвечал – это не мои проблемы, это проблемы Госплана. Это они мне сказали так делать. Я и сделал. В этом плане собирайте, вывозите и раздавайте, кому хотите. То теперь ему нужно произвести собственную процедуру целеобразования. Выйти в рефлексию. И не просто выйти в рефлексию, а привлечь некие интеллектуальные схемы, которые ответят, в итоге, на вопрос что ему делать. И умники из экономических институтов, начитавшись иностранных книжек, говорят ему, что вот этот объект, который он должен проанализировать, или этот контекст называется рынком. Прямо оттуда ему должен прийти ответ – что делать! А его задача – провести соответствующий набор интеллектуальных работ какой-то там ……… проанализировать, провести соответствующее маркетинговое исследование, и на основе всего этого поставить цель. И в результате – раньше делал вертолеты, теперь делает титановые кастрюли. Но (!) выпускают на рынок – он и вышел и не важно с чем. Ему совершенно все равно. В данной ситуации управление ни в коем случае не может быть описано подобным образом. Или мягче – если и используется что-либо из этой схемы, – то явно исполнительская часть. А все остальное находится за рамками этой схемы и должно описываться иначе. Каким образом? – Теория деятельности ……………… на представление рефлексии, вводится схема рефлексивного управления. Она рассматривает управляемую систему, как подсистему управляющей системы. Схема контекста и рассматривания деятельности (!). Часть (заштрихованная). В реальной деятельности точно так же присутствуют участники со своим видением будущего, но рассматриваются как средства, в достижении неких целей сформулированных в объемлющей системе – системе управления. Расщепление двух лиц – с одной стороны как субъект принятия решения и источник целеобразования, с другой стороны как воплотитель этих целей. Иначе при отсутствии второй позиции решения не правдивы, не реалистичны, при отсутствии первой не будет направления системы лишь производство штампов. Вот эта схема рефлексивного управления задает первый подход к понятию управления. Категории искусственное и естественное. То, что носит искусственный характер, не обладает своими собственными траекториями механизмами самодвижения этим не надо управлять. Это можно просто конструировать. То, что является чисто естественным, то есть обладает лишь самодвижением этим невозможно управлять. Значит, управление предполагает некую категориальную схему: мы управляем самодвижением, но это самодвижение может менять траекторию. Значит, вот это изменение траектории движения – это воздействие на естественные процессы задает категориальный статус понятия управления. Не его содержания, а схемы. Мы всегда можем задать вопрос, какие искусственные технические средства и способы действия по отношению, к каким естественным процессам применимы, эффективны. Таким образом, категории искусственного и естественного как категориальная схема лежащая в основе понятия управления идея рефлексивного управления, которая принципиально отличается от идеи прямой и обратной связи как структурно деятельностная схема содержания понятия управления и представления о том, что важнейшим ключом к процессу управления является проблема целеобразования.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Это без разницы, вы можете нарисовать как угодно. Но будете рассуждать как коммунистические чиновники – управление это такой человек.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Вот это пространство рефлексии и мышления, в котором плавает управляемая система.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Мышлением и рефлексией, и управленческим действием.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Отталкиваться от большого кабинета…

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Вот отсюда из мышления….

Аплодисменты…..

П. Г. Щедровицкий: С той степенью хаотичности……

Кассета №8

Сторона Б:

………

П. Г. Щедровицкий: Если будет мышление, существует, если нет, то нет.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Мы стали немного понимать, с чем мы имеем дело. Академики!!! ……..

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Я говорил о наличии самодвижения. О наличии саморазвертывания. В этом плане производство дерьма, естественный процесс.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий: Сталин считал, что нужно создать такую политическую модель, которая могла бы присоединять в разнобой, объявить себя федерацией и на этой основе присоединять остальных как членов федерации. Вопросы:…… Строится искусственная конструкция, направляющая в правильное русло естественные процессы.

П. Г. Щедровицкий: Были эти процессы самоуправления в Америке, а у нас нет.

Бессмысленно управлять тем, что не движется.

Перерыв.


 


Схема рефлексивного управления (5).

В теоретико-деятельностных работах 60-90 годов имела еще два обозначения 1.- Схема организационно-технической системы, 2.- Деятельность над другой деятельностью (метафорически) имея в виду, управляемую деятельность, имеющую свою собственно свою траекторию движения и, во-вторых, управляющую деятельность и одна деятельность надстраивается над другой, более того включает ее в себя в качестве особого рода элемента. Следующий момент – при этом эта схема очень часто перерисовывалась еще одним способом: Когда управляемая деятельность рассматривалась сама по себе через схему шага развития. ( прошлая лекция) Схема шага развития исходит из того, что у нас есть два разных состояния прошлое и будущее и есть совокупность механизмов, совокупность работ, совокупность процессов, которая обеспечивает переход из прошлого в будущее. Таким образом, управляемая деятельность рассматривалась не как нечто статическое, а как развивающаяся целостность, обладающая своей внутренней организацией, а значит и своими внутренними целями. Таким образом, задача управления усложняется, потому, что возникает вопрос о соотношении между целями управляющей системы и целями управляемой системы, возникают две, а иногда и много разных ………, возникает свой собственный образ будущего, который характеризует управляемую систему, а, следовательно, между управляющей позицией и представителями управляемой системы возникают более сложные отношения. В данном случае, если бы мы мыслили в терминах двух центров управления и отношений между ними, мы бы говорили о политике, о конкуренции целей по отношению к управляемой системе, но и в данном случае мы вынуждены тоже говорить о политике, потому, что между целями внутри системы, которой мы хотим управлять и целями управляющей системы происходит разрыв по содержанию. Они хотят одно, а представитель системы управления хочет другого. И поэтому очень часто вы можете прочитать в работах по организации управления о том, что и там возникает необходимость выхода к некоторым политикам. Например, к политикам внутри самой организации. Или скажем о политиках в области городского и муниципального управления, легко говорим, именно потому, что понимаем, что цели тех или иных субъектов, которыми мы хотим управлять и цели управления расходятся друг с другом по содержанию. Мы не можем навязать эти цели, мы не можем превратить их в задачи, мы вынуждены выстраивать коммуникацию согласования между тем, кто хочет управлять и теми, кем он хочет управлять. Почему и в этот раз не удастся ……………. Потому, что этот момент предполагает наличие собственных целей, внутри управляемой системы, а точнее внутри системы, которой мы хотим управлять, потому, что она еще не управляема – мы только ищем тот подход, с помощью которого хотим управлять. Вот эти цели не учитываются. Не возникает более высокого уровня управления, связанного с политикой и политиками как подходами. За счет этого управление становится невозможным. Потому, что цели объемлющей системы, системы управления отбрасываются, не принимаются и не согласовываются с целями тех субъектов, которые включены в …….. исконно управляемой системы. Если теперь с этой точки зрения вернуться к понятию управления, то нам приходится вспоминать, что мы в прошлый раз говорили по поводу мышления, по поводу того, что мышление оперирует вполне специфическими, особыми единицами – знаниями, понятиями, категориями. Отвечая на вопрос, за счет чего возможно управление, надо ответить – за счет специального мышления и тех его организованностей, которые это мышление конституируют. Эта необходимая, хотя и недостаточная предпосылка управления, потому, что мы с вами ни в коем случае не должны забывать про действие, которое изображено на схеме стрелочкой. Но само по себе действие, не обустроенное мышление. И наоборот, отвечая на вопрос – что значит управлять, можно сказать, что управлять, значит иметь определенный набор знаний. Каких? Можно начинать составлять список знаний, которые не исчерпывают работу с управлением, но являются необходимым, обеспечивающим и обслуживающим условием. 1. – вы должны всегда ответить на вопрос в каком состоянии сегодня находится система. Мы должны провести диагностику, анализ ситуации, обследование, исследование и как результирующую получить соответствующие знания о том, как на сегодняшний день устроена управляемая та система, которую мы хотим ………ы. Второй момент, мы должны ответить на вопрос, что будет происходить с этой системой деятельности, в том случае, если мы не будем ничего делать. Каковы те процессы, которые сегодня протекают внутри этой системы, и куда они дальше ее приведут, если мы не будем ничего делать. Мы должны ответить на вопрос, а к чему мы собственно хотим прийти? Каково то, нужное нам идеальное состояние, то, что будет искусственным и естественном в данной ситуации, неизвестно. Все зависит от того, где мы проведем границу. Поэтому это может быть и искусственным и естественным. Если этот проект существует здесь, в качестве видения будущего управляемого объекта – он естественный, внизу искусственный. Рассматривания управляемой системы в будущем………… . Четвертый вопрос – каков дескримент между тем, куда эта штука придет сама по себе и тем, что мы хотим получить и оценить этот разрыв на предмет того может не надо ничего делать. Может разрыв очень мал, а усилия велики для убирания разрыва, самая таинственная и малопонятная из управленческих процедур это отказ от управления. Не надо все время управлять – это не чесотка. Если, все-таки оценив этот разрыв мы приходим к необходимости управления направленного на изменения траектории движения управленческой системы то нам надо оценить какой или орг. ресурс нам нужен чтобы эту задачу решить, есть ли средства или ресурсы, для того, чтобы достичь искомого результата. А этот вопрос неким образом связан со следующим вопросом: Какая конструкция системы управления должна быть выстроена, чтобы изменить траекторию движения управляемой системы деятельности в нудное нам русло для сокращения разрыва. Эти две задачи.

Кассета №9 сторона А

Ну, вот когда ты не знаешь чего делать и не очень хорошо понимаешь, на сколько обеспечены эти разные ресурсные основания, то ты находишься в таком междумирии.

И следующий момент он же, по всей видимости, в нашем сегодняшнем изложении будет таким из последних. Значит, если теперь вы понимаете, что с точки зрения деятельностного представления об управлении самым главным элементом является вот эта совокупность знаний, которая подготавливает и обеспечивает управленческое действие, то можно для дальнейшей проработки ввести три модальности существования управления, кои в теоретико-деятельностном языке получили название: администрирование, организация и собственно управление. Это представление теснейшим образом связано с той концепцией системности, системного представления, о деятельности которое было разработано в теоретико-деятельностном, системно-деятельностном подходе. А именно, это такое представление, которое работает с несколькими разными категориями. Первое это категория процесса, второе это категория структуры, и третье это категория материала, материала деятельности, если быть точным, что бы не путать с другими аналогичными представлениями философскими, так как представления формы и материала, материалами. Значит, что здесь утверждается в плане различия администрирования, организации и управления. Утверждается простая вещь, что само управление внутренне не однородно и включает в себя некий компонент некие другие, более простые технологии: администрирование и организацию. Если мы нарисуем отношение между ними, то эти отношения будут выглядеть так, как система вложенных матрешек. Представьте себе, что мы здесь рисуем не одну объемлющую рефлексивную систему, а мы рисуем как бы три. Три уровня, три контура. Самое простейшее – администрирование, затем организация и наконец управление. Я их перерисовал таким способом как вложенные друг в друга, внутренний администрирование, потом организация, потом управление. В чем здесь смысл дела, в том, что мы можем свое действие направить напрямую на элементы материала управляемой деятельности. Самый простой способ: мы можем позвать к себе подчиненного, позвать к себе человека, отнестись к нему как к подчиненному и передать ему задачу или приказ, не интересуясь тем какие собственные цели и задачи он перед собой ставит и если система административная устроена достаточно жестко и за неисполнение приказа там следуют санкции и эти санкции могут быть мотивирующими, то мы напрямую поменяли материальные характеристики в этой деятельности мы как бы влезли туда внутрь, что то повертели краники закрыли или открыли наоборот и таким образом мы можем переставлять элементы материала внутри управляемой деятельности в нужном вам порядке и влиять на нее на прямую таким способом. Однако очень часто это не возможно или не эффективно. Это не может быть осуществлено или такое административное действие является контрпродуктивным. Вот, например, наталкивается на сопротивление внутри управляемой деятельности, возникают сбои и рассогласование. В этом случае включается второй уровень, который называется организацией. Предметом организации является не материал деятельности, не ее материальный элемент, а связи функциональные и морфологические структуры. То есть чистые связи с пустыми местами или связи и места, наполненные тем или иным материалом. Очень часто вы прочитаете в книжках, что хороший организатор, тот, кто сумел из нескольких очень мощных соразмерных вашим задачам и целям элементам сделать более или менее рабочую структуру. Он сумел так их собрать, что бы негативные моменты, дисфункции были погашены, а позитивные усилены. Он сумел так организовать группу людей, что они превратились в коллектив или команду. Он сумел поставить человека на такое место, в котором он максимально смог использовать свои вот и эти базовые применения. Плохой организатор тот кто не может этого делать, он не видит не функциональных структур, ни связей между элементами деятельностей и этими функциями, не может собрать работоспособную систему и собственно произвести организационную работу. Ну и наконец управление в чистом виде, управление как мета система надстраивающаяся на администрированием и организацией работает с процессами как таковыми, влияет на ход процесса. Как бы минуя, не используя ни прямое воздействие на материал деятельности ни воздействия на структуры. В общем, должен вам сказать, что это довольно редко случается. Умение работать с процессами есть высший пилотаж управления и довольно редкое явление. Если мы говорим о его социальной и социально-культурной представленности. В этом плане вот здесь я нарисовал некую полую систему, матрешку с ломаными контурами разных работ административную, организационную управленческую, но вообще то если мы будем говорить о существовании и социальной реализации систем управления мы скажем, что существуют, встречаются чисто административные системы. Существуют и встречаются достаточно часто такие системы, которые содержат в себе два уровня – администрирование и организацию. И очень редко обычно на всяких переломных моментах, когда происходит кризис традиционных институтов, и разламываются традиционные структуры, возникают такие системы, которые включают в себя все три момента или даже иногда исключают нижележащие контуры. То есть, возможны системы управления, в которых нет администрирования.

 


Схема №10

Там у нас было семь, это восемь.

Вопросы.

……

вы знаете, по этому поводу был такой очень хороший советский психолог Александр Романович Лурия. И он обычно рассказывал такую байку на основе своих экспериментов, они брали детей восьми девяти лет и просили нарисовать прыгающего мальчика, после этого ребенок берет лист бумаги и рисует картинку и сдает экспериментатору Александр Романович ему говорит Вася, или Маша я же просил нарисовать тебя прыгающего мальчика, а ты нарисовал просто мальчика. После этого говорит он все дети делятся на две равные группы: первая группа делает так: она кладет палец на лист бумаги и начинает двигать его вверх вниз по столу, а вторая кладет палец на лист бумаги и начинает подпрыгивать сама. Поэтому работа с процессами строится двумя способами: первая, когда вы водите пальцем и когда вы подпрыгиваете. А управленцы тоже делятся примерно на два равных кластера, одни чертят таблицы и графики и водят по ним пальцем, другие подпрыгивают, демонстрируя процесс в качестве живого образца. Хорошие управленцы делают и то и другое. Причем в начале своей карьеры они сначала подпрыгивают, а ближе к концу водят пальцем.

Вопрос: Что значит сценирование?

П. Г. Щедровицкий

Сценирование это значит разработка сценариев. А сценарии бывают двух типов Е - сценарии, естественные сценарии и И – сценарии, искусственные сценарии. Естественные сценарии работают как бы объективными или объективированными процессами, ну например если инфляция составит тринадцать процентов в год то у нас будет бюджет, а если она перевалит за пятнадцать но до двадцати то у нас будет такой бюджет, а если перевалит за двадцать такой бюджет. И искусственные сценарии, которые построенные в следующей логике: если наш партнер сделает то-то, а наш конкурент сделает то-то, то мы сделаем то-то.

Подсказка: параметры, выведенные естественно, регулируют или могут быть регулирующим моментом того, что делается искусственно. Поясняю на примере: как вы знаете во время Югославского конфликта, в какой то момент одна из бомб попала в Китайское посольство. Так вот обратите внимание – самолет который ее сбрасывал ни откуда не вылетал и ни куда не приземлялся, бомба которая попала в посольство не принадлежит ни одной стране мира и ни где не находится на вооружении. Версия: американцы сами сбросили эту бомбу, но только эту бомбу сбросили не военные, а те, кому надо было перенаправить действия военных, в какой момент военные начинают думать: когда они упираются в предел. В этом плане, что происходит: создается некое препятствие которое по типу своего создания является конечно искусственной, но для агентов ситуация рассматривается как естественное ограничение, которое заставляет менять их сценарий.

Вопрос:……

П. Г. Щедровицкий

Вообще в деятельности нет не начала ни конца. Категория деятельности не предполагает разделения на начало и конец. В деятельности все может быть началом, и все может быть концом. Поскольку деятельность отвечает о представлении функциональных структурах. А это значит, что когда мы рисуем некую функциональную структуру с элементами. Например, все те типы знаний, которые нам нужны, то после этого надо понимать, что вы можете ходить в любом порядке и делать первой, какую угодно точку, но обойти вам все равно придется все. А следовательно вопрос о порядке – чисто ситуационный.

Вопросы:………

Что такое стратегическое управление?

П. Г. Щедровицкий

Невозможно ответить на ваш вопрос. Если бы вы меня спросили о том, как оно делается, то есть о ее технологической карте, я бы вам сказал что это не обсуждаемо в данном контексте. Вопросы «Что это такое?» бессмысленны, потому, что в деятельностном мире неважно, что это такое, а важно какую функцию или набор функций это выполняет. О чем я вам рассказывал на третьей лекции, тупо, три часа. Нет такого вопроса, что это такое, потому, что ответ следующий, то, что выполняет функцию стратегии.

Вопрос: За чем нужна стратегия?

П. Г. Щедровицкий:

Стратегия нужна для того, что бы идя по лесу, и увидев впереди горящий торфяник вспомнить, что ты должен идти не прямо, а в город и обойти его. Потому, что мы очень часто забываем, куда мы идем. А решается наша задача пройти прямо или непрямо или проползти под колючей проволокой и обязательно с решениями. Более того, обратите внимание, я сказал очень важную вещь, что самым развитым элементом пространства целеобразования обычно являются средства и подходы. Они доминируют в деятельности, потому, что деятельность вообще штука очень инструментальная, помните, я вам рассказывал про обезьян. Отличие орудия от средства заключается в том, что оно средство это есть орудие отрефлектированное по способу своего употребления и по тем последствиям, которые получатся и занесенное в культуру и транслирующееся через культуру. Что это значит? Это значит, что средства меняются. Вот вы ходите в ВШЭ, и начинаете учиться и вам дают вот такой обоз математики. В какой то момент вы спрашиваете, «а это нам зачем?». Вам говорят «Еще раз спросите пойдете дворниками». Вот вы все это выучиваете и потом когда вы попадаете в конкретную ситуацию, выясняется, что у вас вот это есть, как средство. А вы не можете определить, потому, что бы, что-то определить, необходимо иметь очень высокий уровень рефлексии, что бы положить цель в одном языке, а средство в другом и к стати они не подходят. В 99% случаях вы начинаете употреблять то, что есть. Тот же самый Александр Романович Лурия в Харькове в тридцатые годы проводил такой эксперимент. Он вбивал штырьки на штырьки сложным образом, наматывал веревочку, а на конец веревочки вешал конфету. Конфета весела высоко, а кое-какие кусочки веревочки свисали в низ. Он запускал ребенка, Харьков тридцатые годы, веревочка конфетка, ребенок подбегал, начинал дергать за веревочки, все запутывалось, конфету он достать не мог, ну ему объясняли, ну ты остановись, посмотри как веревочка…. пойми за какую дернуть, что бы достать конфетку. С тридцатого раза все дети как то соображали, они подходили смотрели, кстати, исследовал визуальные основания мышления, понятно, что мы очень часто мыслим глазами, схемы читаем, затем  у одного мальчика очень активного, который и на тридцатый и на тридцать пятый и на сороковой…. И в конце концов Александр Романович поймал в какой то момент и говорит: «Слушай Вась, что ты все время дергаешь думать надо», он говорит «думать некогда, конфету доставать надо». Поэтому обратите внимание в 99% случаях вы действуете как этот мальчик. Вы достаете конфету теми средствами, которые у вас есть, более того очень любопытный момент в свое время получили Нюргбурцы. Нюргбуртская школа исследования мышления, в частности такой очень крупный немецкий философ – психолог Нарцисс А. Он на большом эмпирическом материале выяснил, что в большинстве случаев люди продолжают применять имеющиеся средства до бесконечности не получая ни какого результата. И лишь пять процентов испытуемых, в какой то момент останавливаются, и говорят АГА, средство не годится. Пять процентов! Нарцис А. Назвал это АГА эффектом. Имея в виду вот этот момент, что вместо того, что бы делать, люди останавливаются и начинают думать. Тем самым, выходя в исследовательскую позицию. И расщепляя цель и средства, а следовательно получая возможность поставить новую задачу на построение нового средства. В данном случае орудия, потому, что орудие не прошло культурную обработку.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий:

А нафига вам это надо? Потому что если бы у меня стояла задача соотнесения, то я бы наверно соотносил бы не в прямую, а со сдвигом. Я бы писал обязан между администрированием и организацией, вынужден между организацией и управлением, а добровольно между управлением и политикой. Помните, что дальше идет политика, потом воля.

Рекомендуемая литература:

«ОРУ» – Г. П. Щ.; А. А. Богданов «Тектология. Всеобщая организационная наука».; Фихте «Основные черты современной эпохи».

Кассета №10

Последняя лекция.

Так у нас сегодня последняя лекция. Поэтому мы поступим так, я расскажу все то, что я предполагал рассказать, если у нас останется время я готов ответить на вопросы, разные собственно которые вам нужны для дальнейшего самоопределения. В прошлый раз я прочитал вам несколько параграфов, честно говоря, сегодня, когда я вспоминал, что я рассказывал, то я не сумел разбить эту лекцию на жесткие части. Будем считать так, что это некий консолидированный параграф №9 разбитый на несколько подпараграфов. Общая тема прошлой лекции это понятие управления. И сегодня мы с вами обсудим два вопроса. Первый вопрос восстановим канву всего курса, а затем обсудим специально развитие сферы управления в двадцатом веке и те зоны роста или точки роста, которые сегодня в этой ….управления в моей дисциплине наиболее актуальны. Значит, если вы помните, то вся третья лекция была посвящена проблеме организации пространства мышления. Я обсуждал с вами несколько ключевых вопросов, первое из этих вопросов это понятие сущностных и технических признаков некоторых объектов мышления, объекта мысли. Второе этих логических представлений, представлений о сущности и технических характеристиках в процессе мышления. Я с вами обсуждал идею рамки, я с вами обсуждал идею  пространственной организации мышления и роли рамки, рамок в процессах мышления. Между тем нарисовал вот такую конструкцию. Когда у нас с одной стороны есть тот объект мысли, который находится в фокусе рассмотрения, появилось понятие интенциональности, это понятие появилось с начало как в большей степени психологическое, относящееся к области психологии мышления, а затем оно перекочевало в область терминологической философии, терминологии и затем в ту область философии, которая связана с проблемой полагания. С этой точки зрения в мышлении очень важной является упертость в объект, или иначе понятие объекта в философии тесно связано с понятием интенциональности как определенной установки мыслящего сознания которая задает, ну если хотите, виртуальную границу объекта мышления, то есть то о чем мы собственно мыслим. И у Гусока в его особенно средних работах, не ранних когда он занимался философией математики и не позже когда он уже развивал терминологический метод, а вот в средних работах есть представление о том, что объект мысли суть уче…. Функциональности. Грубо говоря, раз за разом задает нам некую проекцию, некую сторону объекта. И когда мы привлекаем ту или иную категорию, то или иное понятие то мы всегда схватываем потенцированный объект, обозначенный на схеме пунктиром, с какой то одной стороны, мы никогда не берем его целиком. Мы всегда берем какую-то сторону объекта. И граница объекта задается вот такой группой установок, как и их функциональных отношений, которые связывают между собой рамку с одной стороны и некий фокус, центр пространства с другой стороны. С этой точки зрения объект как результат особых процедур, нарисуем их зеленым цветом, процедур которые в философии носят название объективации. Объект как результат объективации – есть результат или результирующая сборки этих проекций. Но при этом нам нужно от рамок и контекстов перейти к полаганию конструкций – сказать объект таков. Начиная с того что его так надо мыслить, его надо мыслить как развивающийся, его надо мыслить как упорядоченный, его надо мыслить с точки зрения, ну скажем категории мышления. А затем мы должны положить конструкцию этого объекта в центр. Так и таким образом, что бы эта конструкция собирала все те требования объекта, которые выводятся из отдельных рамок. Собственно вот эта процедура, процедура, когда мы сначала очерчиваем контур, границу, а потом кладем собственно устройство этого объекта, есть самая большая тонкость философско-методологической работы. Потому что довольно легко набрать разные подходы, довольно легко сориентироваться каковы те современные требования к размышлению о некотором кластере явлений которые мы рассмотрели: философии, методологии. Но очень трудно произвести последний переход, то есть сказать объект таков, положить его устройство. Объективация, то есть совокупность процедур, которая приводит к появлению конструкции объекта. Я говорил полагание. Потому, что, обратите внимание, это не только сборка, но это и отсечение одновременно чего то, признание что то значимым, а чего то не значимым. Мы всегда вынуждены в процедурах объективации, в какой то момент совершать вот этот итоговый акт. Когда мы говорим объект именно таков, а не этот, а не иначе устроенный. И когда мы кладем эту конструкцию объекта, я специально нарисовал в виде квадрата, мы отсекаем какие то элементы круга, мы, отчего то, вынуждены изолироваться. И всегда фундаментальная конструкция этого объекта именно такова, и не включает в себя какие то моменты, которые мы предполагаем, предполагаем на уровне рассуждения, но потом отбросили. Я сказал о интенции, обратил ваше внимание, что интенции, интенциональности – есть характеристика не столько самого мышления, сколько мышления в его связи с сознанием или как собственно лемстеры говорили – мыслящего сознанием, такого сознания которое организовывая обустроено мышление. И достаточно важным моментом в этом контексте является понятие схемы и схематизации. Почему? Потому что само по себе устройство объекта, его конструкция, всегда суть некоторая схема. Понятие схемы поздних схоластиков довольно подробно это обсуждал Кант, есть ряд работ, где специально это обсуждается. Вообще Кант считал, что схематизация – есть ядро мышления, ядерная процедура мышления. Почему? Потому что схематизация собирает между собой чистое мышление и чувственное, схематизация полагает некое содержание в виде предмета иного видения. Оно делает содержание видимым, не только неким умозрением, но и органами чувств. И в силу этого, считал Кант, схема позволяет удерживать абстрактное содержание за счет использования возможностей наших простейших, элементарных интеллектуальных функций, в виде рисунка, а не в виде некоего подхода, некой системы принципов, а в виде нарисованного, буквально геометрического изображения этого объекта и с этой точки зрения, как считал Кант, и наверное он прав, процедура схематизации усиливает мышление. В прошлый раз, я вводил некий коктейль схем, как только я начал говорить по поводу понятия управления, я перешел от рамок от отходов, от контекстов, от контекстов связанного с понятием ситуации и самоопределения, от контекста связанного с порядком и самоорганизации, от контекста связанного с понятием развитие, от контекста связанного с понятием мышление и мыследеятельность, я перешел к прорисовке такого объекта, которым мы называет управлением и положил сюда несколько связанных друг с другом соотнесенных внутри себя по определенному…….схем. каждая из которых, если хотите образ такой, когда вы рисуете дом, то у вас может быть несколько планшетов на каждом из которых дом изображен в разных проекциях вы один раз берете его с верху, другой раз в разрезе, третий рассматриваете фасад и т. д. и это один объект, но собранный или взятый в нескольких разных зарисовках и между этими зарисовками, как хорошо знают архитекторы и проектировщики, существует серия переходов. Несколько принципов, которые регулируют очереди этих зарисовок внутри конкретной работы либо строительной, либо проектной либо какой то другой. Собственно прошлая лекция была посвящена тому, что я положил этот объект. Теперь, мог ли я сделать это с самого начала, да конечно потому, что, обратите внимание, в чем прелесть схемы? Прелесть схемы заключается в том, что она сплющивает смысл, она транслирует сложные поля смыслов, сложные поля, неопределенные, пульсирующие с плавающими границами в виде некоторого такого достаточно плоского изображения. В этом плане можно сказать, что у нас было поле смысла лежащее в определенных рамках, в определенных контекстах, после этого мы это поле превратили в схему. После этого взяли схему, вынули его из поля смыслов и несем его в кармане, а затем на основе этой схемы развернуть новое поле смыслов. Весь вопрос в том, что вам нужно. Вам нужна чистая схема, или вам нужен весь этот контур, наполненный смыслового содержания, поддерживающего собой эту схему. Наверняка для многих из вас путешествие по ВШЭ начиналось с того и по этому проекту «Центра корпоративного предпринимательства» поучитесь, получите схему предпринимательской деятельности. Для многих из вас это продукт, потому что потом можно взять схему предпринимательской деятельности и ее использовать, войдя в нее физически и получив в результате неких конкретный результат, например предпринимательский проект или даже чего ни будь о презентации и ориентации этого проекта. Но проблема заключается в том, что каждый раз такая схема она несет на себе будущую деятельность, то есть возможность, она ни кем не гарантирована. Почему? Потому, что употребление этой схемы возможно, только если мы удерживаем целое поле смыслов. Если у вас нет поля смыслов, которое позволяет употреблять эту схему до воплощения, то в ней в самой схеме ничего не говорит о возможности употребления. В ней можно и одно делать и другое и не чего не делать, вы можете ее покрутить в руках. Вам схему дали, но вы ее не можете использовать, на ней не написано, как ее использовать, где она употребима, а где не употребима. Поэтому мы с вами двигались следующим образом, я вводил ряд контекстов, вне которых, подчеркиваю, по понятиям и ту схему, которую я ввожу нельзя употребить, дело не в том что ее не существует как схемы из учебника, можно про это прочитать, но употребить нельзя. Поскольку условием ее эффективного, ну и вообще какого либо целесообразного употребления является удерживание этого контекста. Грубо говоря, если вы не находитесь на той позиции, что управление – это прежде всего мышление, особый тип мышление, несколько разных типов мышления, то вам эта схема не нужна. Если вы не стоите на той точки зрения, что развитие является сверхценностью, а управление есть, ну если хотите, некий институт развития, институтом в социально-культурном смысле, не смысле научно исследовательском, то вам эта схема управления не нужна. Если вы не стоите на точке зрения самоопределения, как фундаментальной ценности, современного развивающегося общества и фундаментальной проблемы современного развивающегося общества, то вам эта схема управления не нужна, вы не сможете ей воспользоваться. Таким образом, это пространство, которое я рисовал, и пытался рисовать все предыдущие лекции, есть указания на способы возможного и необходимого употребления той совокупности схем, которые я рисовал на прошлой лекции при этом подчеркиваю еще раз и обращаю ваше внимание на то, что я с самого начала обращал ваше внимание на единство оргдеятельностного и объектно-онтологического употребления. Любая схема имеет как минимум два способа употребления. Один раз мы используем как изображение некого вне нас находящегося объекта, мы говорим «управления устроенного так» и рисуем, а второй раз, мы используем ее как способ организации своего собственного мышления и своей собственной деятельности. Буквально – метафорически, входим внутрь этой схемы, занимаем в ней место, позицию и действуем и мыслив соответствии с этой схемой. И вот эта двунаправленная возможность использовать схему как способ или средство организации нашей деятельности есть результирующая того, что мы с одной стороны движемся в смысловых полях, а с другой стороны мы должны построить здесь некоторую конструкцию. Но эта конструкция не просто что то такое изображает там в мире, никого это на самом деле не интересует чего там в мире есть, если мы не делаем этого. И с другой стороны она только в той мере изображает управление как оно устроено, если мы так действуем. Эта схема еще и описывает то, что, мы делаем, а не просто нормирует. Если вы хотя бы один раз в жизни сумеете это сделать на себе, проделать эту процедуру, то считайте, что вы поняли, что такое управление, не как некий неположенный объект, а как особый тип мышления и деятельности.

Вопросы:

П. Г. Щедровицкий:

Есть две больших разницы между тем, что вы стоите рядом с машиной и тем, что вы залезли за руль и едете. Вот схема она соединяет эти две функции. Мало того, если вы не можете залезть внутрь и поехать это плохое изображение. Я вообще считаю, что теории управления не может быть. Но если говорить в языке теории, то плоха та теория управления, которая описывает изображение так, что нельзя на нем «ездить», нельзя туда залезть, сделать так, как там написано. Я обращаю ваше внимание, что схема предполагает двойное использование. Один раз мы говорим «так устроено управление», а другой «мы так делаем», а поэтому мы говорим, что оно так устроено.

Вопросы:…..

П. Г. Щедровицкий:

Практик – это тот, кто понимает, чего, сколько, зачем и к чему это приведет.

Касета №10

Вопрос о том, как фиксировать проблемы и их трансляции один из ключевых. Вот когда мы читаем, например древнегреческий апорий, про то что Ахил не догонит никогда черепаху, мы можем исходить из того, что мы были тук, тук, тук. Либо мы должны исходить из следующего, что была специфическая форма фиксации проблемы. Апория – есть попытка закрепить проблему, как проблему.

Недавно читал какую то книжку по философии и там автор пишет «И я в первые понял почему Ахил не догонит черепаху», а знаете, что он при этом описывал, он говорил что чем я старше становлюсь, тем на более короткие промежутки времени мне хватает сил, и если раньше поставив цель я пробегал довольно существенный отрезок пути, то теперь я двигаюсь все более и более короткими перебежками и у меня есть ощущение, что я никогда не догоню черепаху. Мы не знаем это имел в ввиду Зенон или не это. Главное, что он пытался сохранить проблемность в такой породоксальной форме. Это один вопрос, а второй вопрос заключается в следующем в какой мере схема и схематизация позволяет решить эту задачу, то есть трансляции проблемы, не знаю, не думаю, что это собственная форма.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий:

Хорошо, я готов принять вашу версию в одной корректировке, что мы сейчас говорим не об оргдеятельностных схемах, а об оргмыслительных, то есть тех, которые признаны организовать мышление, а не действие. Все таки к оргдеятельностным схемам требование другое, требование, что бы по ним можно было осуществить действие, а действие всегда движется энергией заблуждения. Если представить себе человека, который погружен целиком в проблему, то он не может ни чего сделать, он все время взвешивает и не может выбрать, он находится в проблемной ситуации. По этому вот с этой добавкой, что есть некий класс схем, которые призваны не организовать действие, а организовать мышление в неком сложном процессе или явлении и они удерживают вот эти позиции и аппозиции мышления и транслируют их, я бы мог принять вашу версию, но по принципу ответ такой, что врятли схемы как каковые являются адекватным способам трансляции проблемы и проблемой ситуации.

Одновременное удержание плана действия и плана проблематизации это высший пилотаж. Это то, что вы делаете, понимая, что это не решает проблему, но вы, все таки делаете, и удерживаете и то и другое. Бывает, но очень редко.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий:

У слабых натур шизофрения. Но потому, вам нужно два разных плана представлений, две разных логик. Одна логика, по которой вы организуете действие, другая по которой вы удерживаете проблемную ситуацию.

Еще вопросы?

Нет, тогда сделали отбивку, и перешли к следующему параграфу.

Основной тезис, если помните второго параграфа, заключался в том, что в двадцатом веке сложилась новая профессия, при этом я обращал ваше внимание на то, что мы можем говорить о неком цикле жизни профессии и можем говорить о как минимум трех этапах становления, оформления и жизни профессиональной формы организации мышления и деятельности. Первый этап когда она конкретно …..случаю обеспеченных личным усилиям формируются образцы новых деятельностей. Социальной формой существования профессии в этом случае будет сообщество или клуб свободных профессионалов, каждый из которых достиг чего-то в этой области деятельности при этом достиг личным усилием вне норм, вне технологий на уровне искусства. Второй этап, когда происходит рефлексия этого опыта оформление этого опыта в виде норм и технологий, в виде технологический и социально – этических норм, закрепляется значимость того продукта, которое производят эти профессионалы или эта деятельность, этот продукт признается не только социально значимым, но и нормируется и складывается целый комплекс институтов, которые обеспечивают существование профессии как массовой деятельности, это второй этап и третий этап когда выясняется, что массовизация одновременно означает специализацию и дробление, происходит внутренняя деференцилизация самой этой деятельности, внутри возникает целая серия специальных забот, которые выполняются отдельными людьми и группами людей и следовательно сразу же возникает вопрос построения поверх некой системы взаимодействия кооперации и сборки, которая свидетельствует о третьем этапе о траспрофессионализации. Я приводил еще несколько разных характеристик этого третьего этапа. Основной тезис который я разворачивал тогда во втором параграфе заключался в следующем, что поскольку в России со времен известных дискуссий между Богдановым и Лениным, то есть конца десятых начала двадцатых годов, не был прояснен социально-культурный смысл управленческой деятельности, то профессиональный слой управленцев не сложился, не сложилось управления как профессии. Управление сложилось как социальная функция, но как профессии она не возникла и по этому мы, начиная с середины семидесятых годов, проходим историю двадцатого века в убыстренном режиме, мы одновременно переживаем, когда схватываются образцы новой деятельности и возникают такие случаи, которые мы считаем управленческой деятельностью, возникают свободные профессионалы управленцы, возникают предпосылки рынков свободных профессионалов со всем его обустройством. С другой стороны возникает управленческий макдональдс, когда есть целый спектр управленческих функций, которые востребованы в любой точке, которые требуют низкой и средней квалификации стандартизованы и задают платформу этой массовой управленческой работы. И, наконец, возникают примеры транспрофессионализма, когда по отношению к достаточно сложным системам управления внутренне специализированным, возникает задача их развития, изменения, управления изменениями и такого системного и панорамного видения которое бы собирало разных специалистов и делало из них устойчивые системы. Мы одновременно проживаем все эти три эпохи. У нас складывается рынок свободных профессионалов, управленцев, ну скажем в области такого кризисного управления, у нас складывается массовое менеджерское сословие, владеющая небольшим набором квалификаций и у нас возникает феномен транспрофессионального управления, или управления как транспрофессиональной деятельности, транспрофессионального мышления, тех моментов где требуется обсуждение целей, смысла, направлений, возможных принципов, трансформации больших систем. Поскольку мы живем одновременно в трех мирах, то понятно, что иногда представители одного из этих миров, одной из этих эпох, очень плохо понимают других. Им просто не о чем разговаривать.

Давайте вернемся на несколько шагов назад, и посмотрим, а какие же процессы и механизмы привели к формированию этой сферы, новой эпохи деятельностей, новой профессии и сферы управления. На мой взгляд, есть как минимум четыре таких механизма. Первый механизм. Если до конца девятнадцатого века предметом теоретического рассмотрения, попыток построения теорий были те или иные объекты управления, то начина с конца прошлого века предметом теоретического, а так же предметом философско-методологического рассмотрения становится само управление. Если раньше описывались люди группы, предприятия, народное хозяйство или еще что ни будь там актуальное или потенциальное, объект управления, актуально или потенциально управляемая система, то начиная с Тейлора, с его научной организации труда делается попытка описать само управление, как оно должно быть устроено и это с моей точки зрения кардинальный переворот. Поскольку если вы посмотрите на сегодняшнюю ситуацию, то вы увидите, что баланс этих двух подходов, одного которым мы описываем те или иные процессы как потенциальные предметы управленческой работы, и подход, который описывает само управление в том или ином языке. Сейчас эти два вектора приблизительно сбалансированы. Вы можете прочитать книгу, что такое малая группа как объект управленческой работы, но одновременно вы можете прочитать книгу, в которой написано какова технология работ с группами, в которой есть мало чего про группу, психологию и про социальную психологию, но зато очень много про технические приемы и способы организации самой управленческой работы некого типа, в некоторой системе ценностей и подходов. При этом действительно любопытной фигурой является Тейлор потому, что он смыкает два подхода друг с другом. У Питера Друккера есть очень хорошая фраза в одной из его работ, что вообще с его точки зрения Тейлор сделал для становления современного общества гораздо больше чем Фрейд, Маркс и Ницше вместе взятые по одной простой причине, что он построил механизм экономии труда и если раньше рабочая сила превращалась в труд очень не экономно, мы брали ресурс человеческий и разбазаривали его под видом организации трудового процесса, то начиная с Тейлора экономия рабочей силы превратилась в предмет специализированной деятельности и с этого момента стало возможно быть ….социально-культурная конструкция которую сегодня мы называем развитым обществом. Не может быть развитого общества и богатого общества, если мы не экономим труд.

…….

Маркс болтал про эксплуатацию, а Тейлор сделал схему в соответствии, с которой, труд перестал эксплуатироваться, а начал продуктивно использоваться.

При этом в основе Тейлоровских процедур лежало некое теоретическое представление о человеке машине. Понятно, когда мы рассматриваем человека как живую машину производящую некую совокупность действия и как правильно подчеркивают многие комментаторы, Тейлор неоднократно подчеркивал в своих работах, что в качестве живого материала и отработки научной организации труда он взял тупого шведа Шмидта, поскольку вы понимаете, нормальный человек не мог добровольно в здравом уме и твердой памяти начать таскать вместо четырех сот килограмм чугунных чушек две с половинной тонны. И только этот тупой швед Шмидт, которому было все равно сколько таскать он мог стать живым образцом научной организации труда. Вот эта любопытная стяжка представлений о человеке как о машине и технологической схемы экономии труда, понимание того, что рабочая сила и труд не равны друг другу. Управленец покупает на рынке рабочую силу, а превратит он ее в труд или разбазарит это, в общем то, его проблемы, хотя это конечно удивительная конструкция смыкающая два типа описания, описание самой управленческой деятельности и описание объекта управления, которая, здесь я возвращаюсь назад, дает основания для новой системы и новой технологии. Почему схема так важна, потому, что она смыкает в себе две линии размышления. Первая это размышление о том, как делать, а вторая линия размышления о том, как устроено то, с чем мы делаем, как устроено то, что превращается в объект нашей работы и если удается это сомкнуть, оргдеятельное и онтологическое, то возникает новая технология. Почему предпринимательская схема дает прибыль, потому, что она замыкает две логики, логику управленческого действия и логику объекта преобразования. Если вам удалось это сомкнуть, вы получили это решение. Научная организация труда стала возможной благодаря тому, что это собралось, и каждый раз, когда это удается собрать, появляется, что ни будь любопытное.

Итак, первая линия, это линия когда вместо многочисленных рассуждений о том, как устроен объект этого управления, мы начинаем рассуждать о том, как устроено само наше управление. И вторично соотносим это с объектом управления, отвечаем на вопрос к каким объектам управления и по отношению как устроено объект управления, какая схема организации управленческого действия эффективна.

Вторая линия, второй механизм, очень важный, это механизм переноса опыта, когда решения нащупанные в одних областях начинают переноситься в другие. И обратите внимание, что на пресечении именно этой задачи формируется институт, который мы сейчас называем консалтингом. Кто такой консультант? Консультант это такая социально-культурная функция, позиция, которая переносит опыт. Как пчелка которая, перелетая с одного цветка на другой переносит пыльцу, это довольно сложная процедура, потому что нужно, первое, отрефлектировать этот опыт, описать его в таком виде в котором он был бы оторван от конкретной человеческой, ситуационной, отраслевой и другой специфики предыдущей ситуации, найти место, куда он может быть перенесен, опять же по разным критериям: соразмерности, готовности и т. д. Подготовка площадки и собственно опыления. Этот механизм переноса опыта, Тейлор создал параллельно с ассоциацией профессиональных консультантов, он создал и первую ассоциацию консультантов. Первое общество, которое мы бы сейчас назвали консультационным, стали создаваться на основе метода организации научного труда в другие отрасли. Формирование этого социально-культурного механизма переноса опыта и обслуживающего этот механизм сообщества консультантов, есть вторая предпосылка становления сферы профессионального управленца. Было несколько волн такого переноса опыта я назвал научную организацию труда это конец прошлого начало нынешнего века, довольно интересной является волна пост военная, когда некогда построенный и использованный в ходе планирования и осуществления военных операций стали переноситься, в частности исследование операций и системный анализ, в той редакции, в которой он был, стали переноситься в другие области, рывок, который сделала старая американская экономика после второй мировой войны, вызван был не только раскупоркой макроэкономических проблем связанных с получением военных заказов, но и ролью США в военной кооперации, но и эффективным использованием технологий управления полученных во время войны и военных подразделениях в гражданском секторе. Таким образом мы можем выделить несколько волн, сами можете это сделать, которые в течении двадцатого века задавали вектор переноса опыта, ну а следовательно консалтинга.

К стати на поля отмечу вам, что отсутствие такого института в Советском Союзе было одной из причин его краха. В частности разработки, которые делались, так называемым, ВПК в другие отрасли не переносились и не использовались. Кроме отсутствия эфира консультационного или среди бульона, кроме того действовали ассы режимов секретности которые в прямую препятствовали использованию этих знаний и технологических решений в гражданских отраслях. Итак, второй механизм это механизм волнового распространения опыта новых или полученных управленческих технологий в других областях.

И третий механизм, это механизм внутренней специализации и дифференциации управленческой работы. Я уже называл ту простейшую типологию управленческих работ, которая с моей точки зрения задает, на сегодняшний день, минимальный контур это девять типов работы. Первый из них программирование или стратегическое управление это мы записывали в той лекции, которая была посвящена типам знаний обеспечивающих управление. Итак, программирование или стратегическое управление раз, сценирование два, логистика три, проектирование четыре, организационное проектирование пять, планирование шесть, информационно аналитическая работа семь, кадровый менеджмент восемь и контроль и оперативное управления девять. Девять типов работ. Обратите внимание, что помимо процессов специализации и дифференциации управленческого мышления, возникают как институты управленческих работ, возникало как минимум две макрозадачи, если произошла дифференциация и специализация, то нужно первым собрать это на управленческом субъекте, то есть обеспечить полноту функций работ в том или ином субъекте, а это вопрос самообразования. Собственно разговоры про управленческую команду начались в тот момент, когда стало понятно, что не один человек не может удержать полноту функций, следовательно, их нужно распределить, а потом собрать и собрать работающую систему и эту работающую систему нельзя организовать линейным или линейно-функциональным образом. Нельзя поручить выполнять кому-то какую то работу, а другому другую, это приходиться делать на других принципах предполагающих смену ролей, постоянную, текущую соорганизацию, и все то, что потом вошло в понятие командообразование. И второй момент это сборка не на субъекте управления, а на вашей системе, потому, что стало понятно, не только то, что не удается на одном человеке удержать полноту функций управлений, но и то, что не одна организация не может позволить себе выполнять все работы, следовательно возникает вопрос, как эти функции растянуты и разложены по социально-культурной поверхности и на каких институтах, те или иные функции могут существовать и воспроизводиться. И отсюда, это второй момент это то, что управление стало сетевым, а не иерархическим. Поэтому когда вы рисуете систему управления в виде пирамиды, наверху которой стоит лицо принимающее решение это бред сивой кобылы. Так управление не происходит, оно не может быть и не только потому, что мы наверх поместим команду, мы, что-то выиграем, нет. Управление не может строиться по иерархическим моделям, оно всегда строиться на нескольких разных центрах, каждая из которых в зависимости от того в каком социально-культурном пространстве эта сеть выстраивается, несет на себе и воспроизводит эти из этих функций. Самый простейший пример, когда крупная компания, транснациональная обращается в агентство национальной безопасности США и запрашивает, может ли она инвестиционный проект в стране третьего мира. Сама по себе компания, какой бы крупной она не была, не может на себя взять оценку политических рисков. Это не значит, что они отказываются, они могут размещать, но их предупредили.

Таким образом, третий механизм который надо понимать, это механизм связанный с дифференциацией и специализацией самой управленческой работы, которая приводит как минимум к двум последствиям, росту значения управленческих команд раз и переходу к сетевым принципам соорганизации два.

И наконец, четвертый механизм заключается в том, что воспроизводство элементов управленческого мышления и деятельности перестает быть прерогативой элиты и в каких то своих частях становятся содержанием массовой подготовки. Если раньше, фактически до второй мировой войны, управленческая подготовка была делом элиты, и прерогативой элиты и во многом управленческие деятельности передавались по наследству. То, начиная со второй мировой войны, даже в самых не демократических обществах типа США, европейских стран, начинается проникновение этого содержание в массовом образовании, что резко меняет характер вертикальной мобильности. При всей курьезности тезиса о том, что кухарки будут управлять государством, нужно признать, что происходит демократизация и широкое распространение знаний и навыков, связанных с управлением. Почему? Поскольку становится понятным, что от того, каков средний уровень управленческой квалификации работников, достижимы или не достижимы те или иные цели управления. Собственно японские кружки качества это такая восточная версия этого понимания. В самой простейшей форме японцы делают такую схему, что бы вы себе представляли контекст, кого-то, предполагается назначит начальником, делается следующее, его назначают начальником, и на несколько дней его пересаживают в его новое начальническое кресло, после этого возвращают назад на два, три месяца, и он должен продолжать работать на своем старом месте уже твердо зная, что он будет начальником. После этого его пересаживают в кресло начальника предполагая, что за эти два, три месяца он переосмыслил свою деятельность с точки зрения будущего управления и попав на это место он теперь смотрит на своего подчиненного другими глазами, он уже вникает в его проблемы, потому, что сам прокрутился в этой новой парадигме восприятия. Этот момент партициптации, вовлечения, передачи элементов управленческой работы на ниже лежащие уровни. Очень важный процесс, происходящий в двадцатом веке, когда то, что сто лет назад делали единицы, сегодня делают все и наоборот, поверх этой тотальности тех или иных управленческих компетенций выстраиваются новые этажи эксклюзивного управления, которые были невозможны при дву…….ной управленческой культуре в целом в обществе. Эти четыре механизма, еще раз повторяю, появления теоретических и методологических описаний самого управления в отличии от объектов управления, раз, второе перенос опыта удачного управления из одних областей в другие волновым способом, специализация и дифференциация самой управленческой работы с эффектами командообразования и сетевой соорганизацией управления три, и переносы части управленческих компетенций в массовый план освобождающий высокие этажи управления для новых технологий, четыре, является теми ключевыми механизмами, которые привели в двадцатом веке к формированию новых профессий, и новой сферы мышления и деятельности.

Вторая сторона.

Я начал свой курс лекций с того, что существуют две разных культуры. Первая это культура административная и культура проектная. И то, что я рассказываю осмысленно для тех, кто для себя взвешивал возможность перехода в эту проектную сферу, для тех кто собирается идти работать в присутствие мне нечего сказать. С моей точки зрения на сегодняшний день между первым и вторым в балансе социальной функции управления составляет условно восемьдесят к двадцати, пятьдесят лет назад девяносто пять к пяти, а еще через двадцать лет будет пополам на пополам. Вот сейчас тьфу, тьфу, тьфу попробуем реализовать смешанную модель. Попробуем создать такую структуру государственного управления, которая будет работать на проектном принципе. Через годик можно будет обсудить, что получилось, а что не получилось.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий:

Пока не прыгнешь, не поймешь.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий:

Одна оргдеятельностная, а друга проектная. Одна изображающая, а другая организующая. Это функциональное разделение, к стати на это же построены механизмы рефлексии. Что делает рефлексия? Рефлексия, то что было оргдеятельностной схемой превращает в объект рассмотрения. Ну вот я действовал определенным образом, по каким то причинам уперся в тупик, остановился вышел в рефлексивную позицию, посмотрел на себя, прошлого, но рефлексия в отличии от самокопания она будет изобретать то что позволит схематизировать предыдущую деятельность и за счет этого понять почему у меня не получалось, после чего построить другую деятельность, другую схему которая снимает проблемы предыдущих. Рефлексия – один из механизмов развития деятельности.

Вопросы:……

П. Г. Щедровицкий:

Георгий Петрович часто привод в своих лекциях один пример, откуда-то взятый. Про одного великого актера, которому по очередной его роли играть ковбоя и бросать лассо, его продюсер вынимает реального ковбоя и говорит он тебя научит бросать лассо. Дальше сцена такая актер говорит понятно, садится и говорит, бросай, тот бросал, бросал, бросал, потом ему надоело, он говорит, меня наняли, что бы я тебя научил бросать, бери и бросай, он говорит, зачем, он говорит, что бы ты научился, а он говорит я уже научился, взял и бросил. Если ваше восприятие, ваш тип мышления, построен так, что есть возможность снять действие с оргдеятельностной схемы, а потом ее надеть на себя, вы можете и не бросать, вы можете смотреть, нов вообще то девяносто девять процентов людей не умеют учиться, глядя, им обязательно нужно побросать, ошибиться попробовать и т. д. Но вообще то ничего вам не мешает эту оргдеятельностную схему снимать с действия, не делая, а проводя рефлексивную мыслительную позицию.

Простейшие элементы рефлексивной организации возникают у ребенка между тремя и четырьмя годами. Если с ними работать то возникают определенные пласты рефлексивных способностей, которые потом можно использовать в итоге в ….деятельности. Самая простая ситуация спросите у ребенка семи лет. Ты знаешь, как тебя зовут? Не рефлексивный ребенок вам ответит: Вася. Вы не спрашивали, как его зовут, вы спросили, знает ли он, как его зовут. Рефлексивный ребенок вам ответит, знаю. Если вы перенесете эту модель на окружающую вас ситуацию, то вы поймете, что девяносто процентов из вас на самом деле очень не рефлексивны. Потому что вас спрашивают «Знаете, как вас зовут?», а вы отвечаете «ЗНАЮ». Но это самые простые вещи, то есть бытовая рефлексия. А рефлексия, которая позволяет нарисовать схему деятельности, которую делает другой человек, это сложная рефлексия

Самая типовая задачка, с которой я начинал работать игротехником. Проходит игра, десятидневная игра, после этого задается вопрос «Нарисуй мне последовательность событий в игре», все тупик, он не помнит когда чего было. Помню, что, что-то было, а когда и что не помню. Это модель жизни, потому, что если вы теперь перенесете это на обычную жизнь в растянутом времени, то выяснится, что вот это все не помнится. Потому что мы привыкли помнить какие-то знаковые события. Память есть подформа рефлексии. Рефлексия высшее, а память низшее. Поэтому у кого нет рефлексии, у того нет памяти.


Загрузить этот текст в формате Word [zip, 131 Кб]

Наверх


© 1998-2002, Школа Культурной Политики. При перепечатке ссылка на сайт ШКП обязательна.